Постановление (определение) суда кассационной инстанции: Судебный акт вышестоящего суда,Отменить определение, постановление и передать дело на новое рассмотрение


Распечатать:     Сохранить:                            


                                                                 федеральный арбитражный суд уральского округа

Ленина проспект, д. 32/27, Екатеринбург, 620075 http://fasuo.arbitr.ru

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

№ Ф09-6859/11

Екатеринбург

29 августа 2012 г.

 

 

Дело № А50-12842/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 23 августа 2012 г. Постановление изготовлено в полном объеме 29 августа 2012 г.

 

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Матанцева И. В.,

судей Крюкова А. Н., Оденцовой Ю. А. рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью «Ураллеспром» (далее - общество «Ураллеспром», должник) Генераловой Лилии Зиятдиновны на определение Арбитражного суда Пермского края от 02.03.2012 по делу № А50-12842/2010 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2012 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании приняли участие представители конкурсного управляющего общества «Ураллеспром» - Закирова Т.Р., Носова Е.С. (доверенность от 22.08.2012).

Решением Арбитражного суда Пермского края от 20.12.2010 общество «Ураллеспром» признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утверждена Генералова Л.З.

Конкурсный управляющий общества «Ураллеспром» Генералова Л.З. 29.03.2011 обратилась в Арбитражный суд Пермского края с заявлением о признании недействительным договора уступки от 26.05.2010 (далее - договор уступки), заключенного между общество «Ураллеспром» (цедент) и обществом с ограниченной ответственностью «Завод спецтехники УРАЛЛЕСПРОМ» (далее - общество «Завод спецтехники УРАЛЛЕСПРОМ») (цессионарий), в соответствии с условиями которого должник уступил обществу «Завод спецтехники УРАЛЛЕСПРОМ» права и обязанности по договору лизинга от 04.08.2009 № 3283/2009 (далее - договор лизинга), а также передал автомобиль TOYOTA SEQUOIA за 148000 руб., и применении последствий недействительности сделки путем взыскания с общества «Завод спецтехники

УРАЛЛЕСПРОМ» 2 170 828 руб., фактически уплаченных за автомобиль должником, на основания п. 1, 2 ст. 61.2 Федерального закона Российской Федерации от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) (далее - Закон о банкротстве) (с учетом уточнения заявленных требований).

К участию в рассмотрении заявления в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью «Каркаде» (общество -«Каркаде»).

Определением Арбитражного суда Пермского края от 02.03.2012 (судья Нижегородов В.И.) в удовлетворении заявления конкурсного управляющего общества «Ураллеспром» отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2012 (судьи Мармазова С.И., Нилогова Т.С., Снегур А.А.) определение суда первой инстанции от 02.03.2012 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявитель просит определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт.

Заявитель жалобы считает ошибочными выводы суда первой инстанции о том, что лизинговые платежи, произведенные должником лизингодателю, на которые претендует заявитель, являются лишь платой за пользование переданным в лизинг имуществом, а также лизинговые платежи являются платой не за выкуп автомобиля, а за пользование им должником на праве аренды. Данные выводы, как полагает конкурсный управляющий, противоречат правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 № 17389/10. Заявитель жалобы указывает, что в состав лизинговых платежей, внесенных должником по договору лизинга, входила и выкупная стоимость предмета лизинга, которая в фактически уплаченной должником сумме 2 170 828 руб. (x 61,675%) составляет 1 338 858 руб. 17 коп. Заявитель жалобы также указывает на ошибочность выводов судов об отсутствии оснований для удовлетворения заявления по основаниям п. 1 , 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. Кроме того, по мнению заявителя жалобы, участие в деле общества «Каркаде» в качестве третьего лица и его заявление о несогласии с исковыми требованиями, принятое и рассмотренное судом, является необоснованным.

Как следует из материалов дела, между обществом «Каркаде» и обществом «Ураллеспром» заключен договор лизинга, в соответствии с условиями которого общество «Каркаде» предоставило обществу «Ураллеспром» во временное владение и пользование для предпринимательских целей, с правом последующего приобретения в собственность, легковой автомобиль TOYOTA SEQUOIA (Тойота Секвойя) стоимостью 2 488 801 руб. 36 коп.

По условиям договора (в редакции дополнительного соглашения от 05.07.2010) должник обязан выплатить лизингодателю в период с 04.08.2009 по 04.12.2011 ежемесячные лизинговые платежи в сумме 4035356 руб. 76 коп. (4065176 руб. - 29819,24 руб.), а 04.01.2012 уплатить выкупной платеж в сумме 29 819 руб. 24 коп.

В соответствии с графиком платежей, установленном в договоре лизинга, должник к началу мая 2010 года должен уплатить обществу «Каркаде» в качестве лизинговых платежей 2270164 руб. 74 коп.

Согласно п. 6.1. договора лизинга по окончании срока лизинга право собственности на предмет лизинга переходит от лизингодателя к лизингополучателю на основании акта о переходе права собственности при условии полной оплаты всех платежей, предусмотренных графиком платежей в договоре лизинга и при условии полного исполнения лизингополучателям всех принятых на себя обязательств по настоящему договору.

Платежи по договору лизинга оплачены должником частично в сумме

2 170 828 руб.

Согласно п. 5.2, 5.3 договора лизинга лизингодатель вправе расторгнуть в одностороннем внесудебном порядке договор лизинга в случае возбуждения в отношении лизингополучателя процедуры банкротства.

Между обществом «Ураллеспром» (цедент) и обществом «Завод спецтехники УРАЛЛЕСПРОМ» (цессионарий) 26.05.2010 заключен договор уступки, в соответствии с условиями которого цедент уступает, а цессионарий принимает права и обязанности по договору лизинга.

Согласно п. 3.1 договора уступки в счет уступаемых прав и обязанностей цессионарий  производит  оплату договорной  суммы,  которая  составляет

148 000 руб.

Оплату уступленного права общество «Завод спецтехники УРАЛЛЕСПРОМ» произвело путем заявления о зачете встречного однородного требования по акту от 28.05.2010.

Решением Арбитражного суда Пермского края от 20.12.2010 общество «Ураллеспром» признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утверждена Генералова Л.З.

Полагая, что договор уступки является подозрительной сделкой, нарушает интересы должника и кредиторов, поскольку влечет уменьшение денежных средств, вырученных от реализации имущества должника и подлежащих направлению на расчеты с кредиторами, конкурсный управляющий общества «Ураллеспром» обратился в арбитражный суд с заявлением о признании договора уступки недействительным в части его цены и применении последствий недействительности сделки на основании п. 1 , 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

В подтверждение неравноценности встречного исполнения конкурсным управляющим должника представлено информационное письмо от 14.06.2011 № 333/11 закрытого акционерного общества «Недвижимость Прикамья-Оценка» о рыночной цене транспортного средства, согласно которому цена предложений на продажу аналогичных транспортных средств по состоянию на июнь 2011 года составлала 2 290 000 - 2 600 000 руб.

Согласно п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве предусмотрено, что сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

Для признания сделки недействительной по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, необходимо установить, в какой период с момента принятия заявления о признании должника банкротом была заключена спорная сделка и имела ли место неравноценность встречного исполнения.

Из разъяснений, данных в абз. 4 п. 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» следует, что в случае оспаривания подозрительной сделки проверяется наличие обоих оснований, установленных как п. 1, так и п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Пункт 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (подозрительная сделка).

В силу этой нормы для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств: а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом п. 7 указанного постановления).

Согласно абз. 2-5 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия: а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества; б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым-пятым п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

В силу абз. 1 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (ст. 19 данного Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Судами   первой   и   апелляционной   инстанции   установлено,   что оспариваемая сделка совершена в течение одного года до возбуждения дела о банкротстве должника. На момент совершения сделки должник отвечал признакам неплатежеспособности.

Оценив представленные в дело доказательства, суды пришли к выводу о том, что в результате заключения оспариваемого договора уступки общество «Завод спецтехники УРАЛЛЕСПРОМ» получило (в финансовую аренду) не только автомобиль, но и обязанность выплатить лизингодателю оставшиеся лизинговые платежи и выкупную сумму (29 819 руб. 24 коп.) в общей сумме около 1 900 000 руб., а также 148 000 руб. должнику по договору уступки, что в совокупности составляет цену автомобиля TOYOTA SEQUOIA (2,05 млн. руб.), исходя из первоначальной цены - 2 488 801 руб. 60 коп., с учетом его износа вследствие эксплуатации должником.

Суды исходили из того, что лизинговые платежи являются платой не за выкуп автомобиля, а за пользование им должником на правах аренды. В случае расторжения договора лизинга должник может претендовать на выкупную сумму 29 819 руб. 24 коп.

При этом судами первой и апелляционной инстанции отмечено, что конкурсный управляющий общества «Ураллеспром» не доказал неравноценность встречного исполнения, в том числе, несоответствие выкупного платежа реальной выкупной стоимости предмета лизинга, а также то обстоятельство, что выкупная стоимость реально заложена в лизинговые платежи по договору, в связи с чем суды пришли к выводу, что плату по договору уступки в сумме 148000 руб. при сопоставлении ее с выкупной суммой - 29819 руб. 24 коп. нельзя признать в качестве неравноценного встречного исполнения обязательства, причиняющего вред имущественным правам кредиторов должника.

Таким образом, суды признали, что основания для признания оспариваемой сделки в части цены недействительной на основании п. 1, 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве отсутствуют.

Между тем, при рассмотрении требования конкурсного управляющего общества «Ураллеспром» суды не учли правовую позицию, содержащуюся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011 № 17389/10 ( данное постановление размещено на сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации 05.09.2011).

В силу общего правила ст. 665 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 2 Федерального закона от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее - Закон о лизинге) по договору финансовой аренды обязанности лизингодателя сводятся к приобретению в собственность у третьей стороны (продавца) имущества и предоставлению данного имущества лизингополучателю во временное владение и пользование.

Срок полезного использования, представляя собой время, в течение которого объект основных средств служит для выполнения целей деятельности его владельца, не имеет произвольного характера.

По договору финансовой аренды с правом выкупа лизингодателем, ставшим собственником предмета лизинга, имущество изначально передается лизингополучателю лишь во временное владение и пользование (ст.  2, п. 1 ст. 11 Закона о лизинге). При последующем же выкупе право собственности переходит на товар, состояние которого за время нахождения имущества у лизингополучателя изменилось вследствие естественного износа.

При таких условиях возмещение лизингодателю естественного износа имущества, образовавшегося в период временного владения предметом лизинга лизингополучателем и временного пользования этим имуществом, связано с арендными правоотношениями, а не с переходом права собственности и, соответственно, не может рассматриваться как погашение части выкупной цены.

Износ имущества за время владения и пользования лизингополучателем не учитывается при определении выкупного платежа.

Если договор лизинга предусматривает выкупной платеж, то такой платеж должен соответствовать реальной стоимости предмета лизинга.

В то же время, передача лизингополучателю титула собственника предмета лизинга осуществляется по остаточной, приближенной к нулевой цене в том случае, если срок действия договора лизинга почти равен сроку полезного использования предмета лизинга.

Если срок полезного использования предмета лизинга значительно превышает срок лизинга, истечение определенного в договоре срока лизинга не влечет за собой полного естественного износа автомобиля и падения его текущей рыночной стоимости до близкой к нулевой величины.

При таких обстоятельствах установление в договоре символической выкупной цены, приближенной к нулевой, является злоупотреблением правом со стороны лизингодателя и может означать, что действительная выкупная цена вошла, в числе прочего, в состав определенных сделкой периодических лизинговых платежей.

Иное истолкование условий договора противоречило бы самой сути отношений по выкупу предмета лизинга, поскольку отношениям по купле-продаже фактически был бы придан безвозмездный характер в отсутствие к тому каких-либо оснований и в нарушение требований ст. 575 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Тем не менее, вопрос о величине выкупной цены с учетом практики применения норм гражданского законодательства, регулирующих правоотношения из договора аренды с правом выкупа, определенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2011№ 17389/10, судами не исследовался.

В то же время установление сторонами выкупной цены предмета лизинга в размере 29 819 руб. 24 коп. не свидетельствует о реальности данной цены, так как отсутствует документальное обоснование расчета. Конкурсный управляющий, в свою очередь, ссылаясь на представленные им доказательства, указывает на то, что среднерыночная стоимость аналогичных транспортных средств по состоянию на июнь 2011 года составляла 2 290 000 - 2 600 000 руб.

Согласно п. 1 ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно

приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 названного Кодекса.

Таким образом, судам следовало установить действительную волю сторон относительно условия о выкупной цене и соотнести ее с положениями закона.

Учитывая вышеизложенное, определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции подлежат отмене, дело -направлению на новое рассмотрение в Арбитражный суд Пермского края.

При новом рассмотрении дела суду необходимо устранить указанные недостатки, установить и исследовать все существенные для правильного рассмотрения дела обстоятельства, дать надлежащую правовую оценку доводам лиц, участвующих в деле, имеющимся в деле доказательствам и принять решение в соответствии с требованиями действующего законодательства.

В связи с тем, что заявителю кассационной жалобы была предоставлена отсрочка уплаты государственной пошлины, доказательства ее уплаты в заседание суда кассационной инстанции не представлены, с общества «Ураллеспром» в доход федерального бюджета подлежит взысканию государственная пошлина за рассмотрение кассационной жалобы в размере 2000 руб.

Руководствуясь    ст.    286,   287,   288,   289,   290   Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

 

П О С Т А Н О В И Л:

 

определение Арбитражного суда Пермского края от 02.03.2012 по делу № А50-12842/2010 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2012 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Пермского

края.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Ураллеспром» в доход федерального бюджета 2000 руб. государственной пошлины по кассационной жалобе.

 

Председательствующий                                                                                       И.В.Матанцев

Судьи                                                                                                                                       А.Н.Крюков

 

Ю.А.Оденцова


Распечатать:     Сохранить:                            


Оригиналы доступны в картотеке арбитражных дел