Гражданское дело по иску Злобина Т.В. и ИП Васильеву А.А. о применении последствий недействительности ничтожной сделки и взыскании денежных средств.


Распечатать:     Сохранить:                            

Решение в окончательной форме изготовлено 05.05.2013

дело № 2-1146/2013

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

г. Екатеринбург 30 апреля 2013 года

Чкаловский районный суд города Екатеринбурга в составе председательствующего судьи Тарасюк Ю.В.,

при секретаре Брылуновой А.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Злобина Т.В. и индивидуальному предпринимателю Васильеву А.А. о применении последствий недействительности ничтожной сделки и взыскании денежных средств,

установил:

Злобин Т.В. обратился в суд с иском к ИП Васильеву А.А. с указанными требованиями. В обоснование иска указал, что 16 декабря 2011 года между ним и ответчиком подписан предварительный договор, по условиям которого стороны приняли обязательство заключить не позднее 1 квартала 2013 года основной договор купли – продажи однокомнатной квартиры <номер> по адресу: <адрес>. Во исполнение данного договора истец передал ответчику в счет оплаты стоимости квартиры <данные изъяты>. Однако впоследствии оказалось, что строительство многоквартирного дома ведется ответчиком на земельном участке без разрешения на строительство, то есть самовольно. Таким образом, постройка по адресу: <адрес>, является самовольной. Несмотря на запрет совершения любых сделок с самовольными постройками, ответчик тем не менее заключил с истцом предварительный договор купли – продажи квартиры, чем нарушил требования статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации. Совершенная сторонами сделка по распоряжению самовольной постройкой в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации является ничтожной, все уплаченные ответчику во исполнение сделки денежные средства подлежат возврату истцу. За период исполнения условий ничтожной сделки в связи с инфляционными процессами произошло обесценивание удерживаемых ответчиком денежных средств, в связи с чем с него подлежит взысканию индексация за период с 01.08.2012 по 01.12.2012 в размере <данные изъяты>.

В судебном заседании истец Злобин Т.В. настаивал на удовлетворении заявленных исковых требований в полном объеме. Указал, что изначально 16 декабря 2011 года предварительный договор был заключен между ним (Злобиным) и Васильевым А.А. как физическим лицом, однако в этот же день этот договор был расторгнут и заключен новый предварительный договор, в котором Васильев А.А. выступил в качестве индивидуального предпринимателя. В процессе исполнения договора он (Злобин) узнал о бесперспективности сделки и невозможности завершения строительства ответчиком, в связи с чем 31 октября 2012 года направил ИП Васильеву заявление о расторжении договора. Соглашением сторон договор расторгнут 20 декабря 2012 года, однако денежные средства ответчиком не возвращены.

Ответчик Васильев А.А. в судебное заседание не явился, направил своего представителя Фартушняка С.Н.

Представитель ответчика Фартушняк С.Н. в судебном заседании исковые требования признал частично, пояснив следующее. Заключенный между сторонами предварительный договор от 16 декабря 2011 года в отношении товара, который будет приобретен или создан в будущем, соответствует требованиям закона и ничтожным не является. Положения статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации к спорным правоотношениям неприменимы, поскольку в рассматриваемом случае распоряжения самовольно построенной квартиры не было. Ответчик готов возвратить истцу уплаченную им сумму, но не в качестве возврата исполненного по недействительной сделке, а в связи с отказом истца от исполнения договора. Истцом не доказан факт несения им убытков в результате неисполнения ответчиком договорных обязательств, изменение индекса потребительских цен в Свердловской области о причинении истцу убытков не свидетельствует, следовательно, оснований для взыскания индексации не имеется.

С учетом мнения участников процесса и положений статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд считает возможным рассмотреть дело при данной явке.

Заслушав пояснения истца и представителя ответчика, исследовав и оценив письменные доказательства по делу в совокупности, суд приходит к следующему.

В силу положений статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный законом или иными правовыми актами. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 429 Гражданского кодекса Российской Федерации по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором.
В предварительном договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной договор.

Судом установлено, что 16 декабря 2011 года между истцом Злобиным Т.В. и ИП Васильевым А.А. заключен предварительный договор, согласно которому ответчик принял обязательство продать, а истец купить однокомнатную квартиру под номером <номер> в строящемся многоквартирном доме по адресу: <адрес> Стоимость квартиры составила <данные изъяты>, срок заключения основного договора определен сторонами не позднее 1 квартала 2013 года (л.д. 08-12).

В счет исполнения обязательств по договору истец Злобин Т.В. выплатил ответчику <данные изъяты>, что подтверждается представленными истцом платежными документами и ответчиком не оспаривается (л.д. 14, оборот л.д. 14).

Положения статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривают в качестве основания для признания сделки недействительной (ничтожной) ее несоответствие требованиям закона и иных нормативных актов.

В соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также другие существенные условия основного договора, и предусматривать срок, в который стороны обязуются заключить основной договор.

Из содержания заключенного сторонами предварительного договора от 16 декабря 2011 года на приобретение квартиры под номером <номер> следует, что между сторонами было достигнуто соглашение по всем существенным условиям будущей сделки купли - продажи квартиры, поскольку указаны индивидуальные характеристики объекта недвижимости, подлежащего передаче истцу по основному договору, его стоимость.

Доводы стороны истца о несоответствии предварительного договора требованиям статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации признаются судом несостоятельными.

В соответствии со статьей 222 Гражданского кодекса Российской Федерации самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Лицо, осуществившее самовольную постройку, не вправе распоряжаться постройкой - продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки (пункт 2 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По смыслу статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации предметом предварительного договора является обязательство сторон заключить основной договор в будущем, переход права собственности на вещь от одной стороны к другой на основании предварительной сделки не происходит.

Сделка по распоряжению имуществом заключается в момент исполнения в натуре обязательств продавца, вытекающих из предварительного договора, а не в момент подписания сторонами предварительного договора.

Как следует из текста предварительного договора от 16 декабря 2011 года, его предметом являлись обязательства сторон по заключению в будущем договора купли – продажи квартиры, а не поступление квартиры в собственность истца. В этой связи оснований считать заключенный сторонами предварительный договор в качестве сделки по распоряжению самовольной постройкой у суда не имеется.

Положениями статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации не исключается заключение предварительного договора, предусматривающего обязательство по заключению в будущем договора об отчуждении имущества, которое еще не принадлежит одной из сторон и только должно поступить в ее собственность. Отсутствие товара в наличии не препятствует заключению предварительного договора, который имеет своей целью юридически связать стороны еще до возникновения всех условий для заключения основного договора купли-продажи.

То обстоятельство, что предмет будущего договора купли – продажи поступит в собственность продавца в результате строительства, правового значения для дела не имеет. Из положений предварительного договора не следует, что ИП Васильев А.А. принимал на себя обязательства по строительству квартиры, подлежащей передаче в собственность истца.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что положения статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении предварительного договора от 16 декабря 2011 года не нарушены, следовательно, оснований для признания договора недействительным по основанию, предусмотренному статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, не имеется.

Кроме того, для признания сделки недействительной необходимо, чтобы она была совершена и являлась действующей.

В соответствии с пунктом 6 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключен. В случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично договор считается расторгнутым.

Согласно статье 453 Гражданского кодекса Российской Федерации при расторжении договора обязательства сторон прекращаются.

20 декабря 2012 года между истцом и ответчиком подписано соглашение о расторжении предварительного договора от 16 декабря 2011 года. Пунктом 1.4 соглашения предусмотрено обязательство ответчика по возврату истцу уплаченных денежных средств в размере <данные изъяты> в течение двух месяцев со дня продажи квартиры. Этим же пунктом предусмотрено удержание ответчиком штрафа в размере <данные изъяты> за односторонний отказ истца от исполнения договора.

По смыслу пункта 1 статьи 314 Гражданского кодекса Российской Федерации установленный сторонами срок исполнения обязательства должен быть определенным и предусматривать конкретный день или период времени исполнения обязательства.

Указанный в пункте 1.4 соглашения срок исполнения обязательства ответчика по возврату денежных средств находится в зависимости от времени реализации квартиры, не содержит конкретной даты и создает правовую неопределенность в правоотношениях сторон, нарушает права покупателя на своевременный возврат исполненного по расторгнутой сделки, чем ущемляет его права как потребителя.

Гражданским законодательством не запрещается обеспечивать исполнение обязательств, вытекающих из неисполнения или ненадлежащего исполнения предварительных договоров, взиманием неустоек или штрафных санкций.

Возможность удержания ответчиком 5% от уплаченной истцом по договору денежной суммы в случае одностороннего отказа от исполнения договора предусмотрена и пунктом 5.2 предварительного договора.

Между тем, привлечение к ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств производится в том случае, если эти действия совершены по вине контрагента.

Материалами дела подтверждается, что инициатором отказа от дальнейшего исполнения договора являлся Злобин Т.В., однако его отказ обусловлен возникновением обстоятельств, очевидно свидетельствующих о невозможности исполнения ответчиком договорных обязательств в установленный срок, следовательно, вины истца в одностороннем отказе от договора нет.

Кроме того, законом не предусмотрено применение мер ответственности за совершение правомерных действий, каковым является отказ стороны от исполнения договора. Расторжение договора в связи с отказом стороны от его исполнения влечет для другой стороны право требовать возмещения убытков, причиненных расторжением сделки. Наложение штрафных санкций за сам факт одностороннего расторжения договора противоречит целевому назначению мер ответственности, ограничивает контрагента по договору в реализации принадлежащих ему прав и является незаконным.

С учетом изложенного, суд признает пункт 1.4 соглашения о расторжении договора в части срока возврата уплаченных по договору денежных средств и возможности удержания штрафа за односторонний отказ от договора недействительным (ничтожным) на основании статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации как противоречащий закону.

Судом установлено, что начиная с 20 декабря 2012 года по настоящее время, ответчик незаконно удерживает уплаченную истцом по предварительному договору, денежную сумму <данные изъяты>, которая является для ответчика неосновательным обогащением.

В силу требований статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации данная сумма неосновательного обогащения <данные изъяты> подлежит взысканию с ответчика в пользу истца.

Истцом заявлено требование о взыскании с ответчика индексации денежной суммы <данные изъяты> за период с 01 августа 2012 года по 01 декабря 2012 года в размере <данные изъяты>

В соответствии со статьей 208 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации индексации подлежат взысканные судом денежные суммы. Норма указанной статьи выступает процессуальной гарантией защиты имущественных интересов взыскателя от инфляционных процессов с момента вынесения судебного решения до его реального исполнения.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 20 марта 2008 года № 244-О-П, индексация является не мерой гражданско-правовой ответственности должника за ненадлежащее исполнение денежного обязательства, а механизмом, позволяющим полностью возместить потери взыскателя от длительного неисполнения судебного решения в условиях инфляционных процессов в государстве.

Поскольку механизм индексации применяется только в отношении денежных сумм, взысканных по решению суда, а в рассматриваемом случае не имеется вступившего в законную силу решения суда о взыскании неосновательно удерживаемых сумм, оснований для взыскания с ответчика в пользу истца индексации в связи с ростом потребительских цен в размере <данные изъяты> не имеется.

Требований о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами истцом в рамках данного гражданского дела не заявлено.

При подаче иска истцом уплачена государственная пошлина в размере <данные изъяты>. Поскольку исковые требования истца удовлетворены судом на сумму <данные изъяты>, уплаченная истцом государственная пошлина в размере <данные изъяты> подлежит взысканию с ответчика в соответствии со статьей 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решил:

исковые требования Злобина Т.В. и индивидуальному предпринимателю Васильеву А.А. о применении последствий недействительности ничтожной сделки и взыскании денежных средств, - удовлетворить частично.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Васильева А.А. в пользу Злобина Т.В. денежную сумму <данные изъяты>, расходы по уплате государственной пошлины в размере <данные изъяты>, всего <данные изъяты>

В удовлетворении остальной части исковых и иных требований истца - отказать.

Решение может быть обжаловано в Судебную коллегию по гражданским делам Свердловского областного суда в течение месяца со дня его изготовления в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы через Чкаловский районный суд
г. Екатеринбурга.

Решение в окончательной форме будет изготовлено не позднее 05 мая 2013 года.

Решение изготовлено в совещательной комнате в печатном виде.

Председательствующий судья Ю.В. Тарасюк


Распечатать:     Сохранить:                            


Источник документа
Источник карточки дела