Решение по делу 22-3133/2013


Распечатать:     Сохранить:                            

Судья Блинов С.В.                                                                       Дело № 22-3133

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Киров                                                                                   16 октября 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Кировского областного суда в составе:

председательствующего судьи Прыткова А.А.,

судей Ситчихина Н.В., Мазюта Т.Н.,

при секретаре Прохоровой Н.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 16 октября 2013 года уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Навального А.А., Офицерова П.Ю., защитников адвокатов Михайловой О.О., Кобзева В.Д., Кобелева С.В. и Давыдовой С.В. на приговор Ленинского районного суда г. Кирова от 18 июля 2013 года, которым

НАВАЛЬНЫЙ А.А., <данные изъяты>

осужден по ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 160 УК РФ (в ред. ФЗ № 26-ФЗ от 07.03.2011 года) к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 500 000 рублей в доход государства с отбыванием основного наказания в исправительной колонии общего режима.

ОФИЦЕРОВ П.Ю., <данные изъяты>

осужден по ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 160 УК РФ (в ред. ФЗ № 26-ФЗ от 07.03.2011 года) к 4 годам лишения свободы со штрафом в размере 500 000 рублей в доход государства с отбыванием основного наказания в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения в отношении Навального А.А. и Офицерова П.Ю. изменена в зале суда с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу. Срок наказания обоим осужденным постановлено исчислять с 18 июля 2013 года. Апелляционным определением Кировского областного суда от 19 июля 2013 года решение об изменении Навальному А.А. и Офицерову П.Ю. меры пресечения на заключение под стражу отменено. До вступления приговора в законную силу осужденным сохранена мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении с освобождением из-под стражи в зале суда.

Сохранены арест, наложенный на имущество Офицерова П.Ю. и запрет на совершение регистрационных действий с имуществом Навального А.А. В случае отсутствия у Офицерова П.Ю. достаточных денежных средств, постановлено обратить взыскание на арестованное имущество в счет уплаты штрафа.

По делу разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Прыткова А.А., мнение осужденных Навального А.А., Офицерова П.Ю., защитников адвокатов Михайловой О.О., Кобзева В.Д., Кобелева С.В. и Давыдовой С.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб, прокуроров Петелиной Л.Г. и Черемисинова Е.Н., полагавших необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Навальный А.А. осужден за организацию и руководство исполнением растраты, то есть хищения чужого имущества, вверенного виновному, в особо крупном размере, а Офицеров П.Ю. за пособничество в совершении растраты при том же квалифицирующем признаке, путем предоставления информации и средств совершения преступления.

При подробно изложенных в приговоре обстоятельствах Навальный А.А., являясь советником <адрес>, как организатор и руководитель преступления, и привлеченный им в качестве пособника Офицеров П.Ю. в начале 2009 года решили похитить имущество КОГУП <данные изъяты> Согласно разработанному плану Навальный и Офицеров в феврале-марте 2009 года в <адрес> под видом исполнения возложенных на Навального полномочий, в числе которых помимо прочего находилась разработка программ по реструктуризации и реорганизации неэффективно работающих предприятий различных форм собственности, изучили и проанализировали деятельность КОГУП <данные изъяты> структуру предприятия ассортимент добываемой и перерабатываемой продукции, после чего поставили его генерального директора ФИО9 в известность о том, что продукция предприятия в дальнейшем будет реализовываться через посредника. Получив согласие ФИО9, осознававшего неизбежное причинение ущерба КОГУП <данные изъяты> Офицеров для создания видимости возникновения гражданско-правовых обязательств и законности действий зарегистрировал подконтрольное Навальному ООО <данные изъяты> с открытием в банке расчетного счета, подготовил и подписал от имени Общества договор поставки, не имеющего экономического смысла, и, влекшего за собой причинение ущерба КОГУП «<данные изъяты> 15 апреля 2009 года данный договор был подписан ФИО9, а в период с 15 апреля по 13 июня 2009 года Офицеров и ФИО9 при участии Навального подписали 36 приложений к нему с определением заведомо невыгодных для КОГУП <данные изъяты> цен на продукцию. Далее ФИО9 по указанию Навального, используя свое служебное положение, в целях увеличения объемов имущества предприятия приказом от 19 мая 2009 года запретил лесхозам-филиалам КОГУП <данные изъяты> самостоятельно реализовывать продукцию. После заключения Офицеровым договоров поставки с рядом покупателей, в период с 15 апреля по 30 сентября 2009 года путем растраты вверенного ФИО9 на основании государственных контрактов имущества, при организации и руководстве этим Навальным и пособничестве Офицерова, контрагентам ООО <данные изъяты> была отгружена лесопродукция объемом 10 084, 277 кубических метров на общую сумму 16 165 826, 65 рублей, что является особо крупным размером, и повлекло причинение имущественного ущерба КОГУП <данные изъяты>

В апелляционных жалобах осужденные Навальный А.А. и Офицеров П.Ю., защитники адвокаты Михайлова О.О., Кобзев В.Д., Кобелев С.В. и Давыдова С.В. выражают несогласие с приговором, считая его незаконным, необоснованным, несправедливым, вынесенным с нарушением уголовного и уголовно-процессуального законов, а также ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

В обоснование указывается на отсутствие события преступления, поскольку хищение, с установленными уголовным законом обязательными признаками, Навальным и Офицеровым не совершено, а имела место гражданско-правовая сделка между КОГУП <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> на основании договора поставки и приложений к нему, который не оспорен и с точки зрения гражданского права является действительным. Судом данное обстоятельство не опровергнуто. Приведенные в приговоре показания свидетелей ФИО18, ФИО16, ФИО57, ФИО73 и ФИО9 в данной части имеют оценочные суждения, а иные сведения по внесению изменений в договор не свидетельствуют об обратном. В подтверждение отсутствия в действиях Навального и Офицерова противоправности указывает не только договор поставки, но и исследованные в суде решения Арбитражного суда о взыскании с ООО <данные изъяты> денежных средств за поставленную КОГУП <данные изъяты> продукцию на основании вышеуказанного договора. Считают несостоятельными выводы суда о причинении ущерба собственнику по основанию хищения имущества с одновременной заменой его менее ценным, поскольку таковой замены не происходило, а за поставленную продукцию КОГУП <данные изъяты> получило денежные средства, что опровергает выводы суда о безвозмездности изъятия имущества. Не основанную на доказательствах считают общую стоимость проданной через ООО <данные изъяты> продукции. Судом не учтены положения законов, гарантирующие свободу экономической деятельности, договоров и определение цены договоров во взаимосвязи с тем, что цены на лесопродукцию не регулируются государством. Суд не стал устанавливать действительные рыночные цены на лесопродукцию на территории <адрес> в 2009 году, и сделал необоснованный вывод о передаче ООО <данные изъяты> продукции без эквивалентного и соответствующего возмещения. В приговоре не дана оценка представленному стороной защиты заключению специалиста по лесопродукции с анализом цен в приложении к договору поставки и товарных накладных, которое свидетельствует о том, что более 70 % от всего объема продукции ООО <данные изъяты> закупило у КОГУП <данные изъяты> по цене, значительно превышающей среднерыночные цены аналогичной продукции, применявшиеся другими производителями <адрес>. Суд отказал в удовлетворении ходатайств о назначении и проведении повторной финансово-экономической и товароведческой судебных экспертиз, положив в основу приговора заключения экспертов, полученные в период предварительного расследования, которые неполные, содержат ответы на крайне ограниченный круг вопросов, касающихся общих объемов оборота ООО <данные изъяты> и финансового положения КОГУП <данные изъяты> но не определяющих себестоимость лесопродукции. Несостоятельными считают выводы суда о доказанности корыстного умысла. В деле нет сведений о совершении платежей в пользу Навального или ФИО9, а Офицеров лишь получал заработную плату, равно как и о получении всеми троими иной какой-либо имущественной или неимущественной выгоды. Не установлено осуществление ООО <данные изъяты> расходов, не связанных напрямую с его основной деятельностью. Не верная оценка дана судом факту убыточной деятельности ООО <данные изъяты> со ссылкой на руководство Офицеровым финансовой деятельностью Общества и распределение прибыли по своему усмотрению. Все действия Навального, являвшегося советником <адрес> с соответствующими полномочиями по социально-экономическому блоку, а также действия Офицерова по ведению предпринимательской посреднической деятельности не запрещены уголовным законом, поэтому они не могут рассматриваться как преступные.

Далее в жалобах указывается на нарушение судом уголовно-процессуального закона, выразившегося в отказе в назначении и проведении предварительного слушания при наличии заявленного ходатайства, особо мотивировать которое закон не требует. При таких обстоятельствах, по мнению осужденных и их защитников, суд был не вправе вдаваться в оценку обоснованности, необходимости и целесообразности проведения предварительного слушания. Этим суд продемонстрировал отсутствие беспристрастности. Суд нарушил право на защиту, предоставив явно неразумный срок для ознакомления с делом вновь вступившему защитнику Навального адвокату Кобелеву. Обращается внимание на недостаточность времени ознакомления обвиняемых и защитников с материалами дела, которых по надуманным основаниям в этом ограничил суд. Осужденные и их защитники считают незаконным отказ суда в возвращении уголовного дела прокурору для устранения нарушений, допущенных при составлении обвинительного заключения, в котором при изложении обстоятельств совершенного преступления не указан размер причиненного вреда, фигурируют две различные суммы причиненного КОГУП <данные изъяты> ущерба, не изложены доказательства стороны защиты, само обвинение не конкретизировано, и текст постановления о привлечении Навального в качестве обвиняемого от <дата> не соответствует тексту обвинительного заключения. Суд проигнорировал заявления подсудимых и защитников о неконкретности обвинения и непонимании его сущности вопреки требованиям, предъявляемым к судебному приговору. Допущены нарушения при допросе в суде в качестве свидетеля ранее осужденного ФИО9, который намеренно не был предупрежден об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний, что позволило ФИО9 уклониться от ответов на ряд вопросов, имеющих существенное значение для дела, а суду снимать вопросы, ответы на которые помогли бы установить оговор ФИО9 Навального и Офицерова. Другое нарушение выразилось в оглашении по ходатайству стороны обвинения в полном объеме, а не в части противоречий, показаний ФИО9, данных в рамках другого дела в качестве обвиняемого, и до непосредственного допроса его стороной защиты и судом. До допроса сторонами были оглашены показания свидетелей ФИО16, ФИО51, ФИО50, ФИО83, ФИО84, ФИО85, ФИО86, ФИО87, ФИО88 и других. Суд лишил возможности получить ответы от свидетелей ФИО16 и ФИО9 на вопросы Навального по обстоятельствам, имеющим значение для дела. В нарушение положений ст. 121 УПК РФ, суд немедленно не разрешил ходатайства стороны защиты об исключении ряда недопустимых доказательств, позволив тем самым представить их стороной обвинения и впоследствии положить в основу приговора. Отказано в удовлетворении ходатайств об истребовании из <адрес> доказательств, которые не могли быть получены стороной защиты самостоятельно, а именно звуковых файлов телефонных переговоров Навального и Офицерова, дела оперативного учета в отношении них, сведений, которые бы позволили установить законность прослушивания телефонных переговоров. Отказано в истребовании бухгалтерской документации по расчетам между ООО <данные изъяты> КОГУП <данные изъяты> и его лесхозами-филиалами в период с апреля 2009 года по февраль 2013 года по тому основанию, что это не входит в предмет доказывания. Вместе с тем заявленное до этого ходатайство о приобщении к делу копий указанных документов, полученных по адвокатскому запросу, не удовлетворено по иным основаниям. Не удовлетворены ходатайства стороны защиты об истребовании утвержденных директорами КОГУП <данные изъяты> и его филиалов минимальных цен на продукцию, вещественных доказательств и копий процессуальных документов по делу в отношении ФИО9, а также документов по делу о банкротстве КОГУП <данные изъяты> Суд формально разрешил и по надуманным основаниям отказал в признании недопустимыми доказательствами материалы ОРД в отношении Навального и Офицерова, которые были переданы органу предварительного следствия с нарушениями ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», документы по получению сведений у операторов сотовой связи об абонентских номерах осужденных, фоноскопической и психолого-лингвистических экспертиз, протоколов осмотра вещественных доказательств, а также приговора в отношении ФИО9. Осужденные и их защитники считают, что приговор в отношении ФИО9 не мог быть исследован в суде, поскольку дело было рассмотрено в особом порядке, и в нем была предрешена виновность Навального и Офицерова. Суд незаконно оставил без удовлетворения мотивированные ходатайства стороны защиты о вызове и допросе допрошенных в ходе предварительного следствия свидетелей ФИО94, ФИО95, ФИО96, ФИО97, ФИО98, ФИО99, ФИО100, ФИО101, ФИО102, а также экспертов ФИО103, ФИО104, ФИО105 и специалиста ФИО60, лишив возможности огласить показания вышеуказанных лиц, нарушив тем самым состязательность и равноправие сторон. Также в жалобах указывается на нарушение предусмотренных ст. 198 УПК РФ прав обвиняемых при назначении и проведении экспертиз в рамках уголовного дела, возбужденного и впоследствии прекращенного по п. «б» ч. 3 ст. 165 УК РФ, результаты которых были положены в основу обжалуемого приговора. Обращается внимание на несвоевременность изготовления протокола судебного заседания и ознакомления с ним. Осужденные и их защитники просят приговор отменить и вынести оправдательный приговор.

В дополнениях к апелляционным жалобам защитники Михайлова О.О. и Давыдова С.В., приводя показания представителя потерпевшего, всех свидетелей, и письменные доказательства, так как они изложены в приговоре, указывают, что эти показания и доказательства опровергают выводы суда о виновности Навального и Офицерова в совершении хищения в форме растраты, подтверждают позицию осужденных и защиты об отсутствии события преступления и объективное вменение Навальному и Офицерову совершения преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ. По убеждению защитников показания допрошенных по делу лиц свидетельствуют лишь о предполагаемых дополнительных затратах на производство у лесхозов. Свидетели ФИО9, ФИО16 и ФИО18 показали, что договор поставки отвечал основным требованиям, а наличие в нем штрафных санкций не противоречит гражданскому законодательству. Договор между КОГУП <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> не имел признаков мнимой сделки, и не являлся безвозмездным, а субъективный вывод суда в этой части об обратном противоречив и ничем не подтвержден. Разница в цене продукции после перезаключения договоров с грузополучателями не свидетельствует о недействительности сделки, а возможная упущенная выгода, о которой пояснил ряд свидетелей, не образует состава преступления. Обращается внимание на то, что для бывших контрагентов КОГУП <данные изъяты> цены и условия после перезаключения договоров не изменились. Необоснованными считают выводы суда в части определения цены, соответствующей действительной рыночной стоимости лесопродукции. Изложенные в приговоре письменные доказательства свидетельствуют о том, что ООО <данные изъяты> рассчитывалось за отгруженную КОГУП <данные изъяты> продукцию, а разница в цене является эквивалентным возмещением. Ничем не подтвержденными считают выводы суда о реализации продукции по заведомо заниженным ценам. Текст приказа <данные изъяты> не содержит цели создания для ООО <данные изъяты> наиболее комфортных условий. Содержание положенной в основу приговора электронной переписки свидетельствует о намерении Офицерова заключить договор. Вновь обращается внимание на недопустимость результатов прослушивания телефонных переговоров Навального и Офицерова, их осмотра и заключений экспертов. Суд не обосновал их доказательственное значение, а также не учел, что якобы установленный умысел на совершение преступления возник и был реализован в иной от прослушивания переговоров период. По мнению защиты, суд неверно толкует разъяснения, данные в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ относительно признаков безвозмездности изъятия имущества и причинения ущерба собственнику.

Защитники считают незаконным и не мотивированным решение суда о признании недопустимыми доказательствами сведения об итогах работы КОГУП <данные изъяты> за 1 полугодие 2009 года и пояснительную записку к бухгалтерской отчетности, поскольку таковое не предусмотрено уголовно-процессуальным законом на стадии постановления приговора без учета мнения сторон. В нарушение положений ч. 2 ст. 307 УПК РФ суд не дал оценки представленным стороной защиты в опровержение безвозмездности изъятия имущества платежные поручения и платежный ордер о перечислении ООО <данные изъяты> денежных средств КОГУП <данные изъяты> В основу приговора в качестве доказательства положен акт исследования документов о ценах поставлявшейся КОГУП <данные изъяты> продукции в той части, которая не оглашалась, а отсутствию в этом акте сведений, подтверждающих перечисление денег Навальному или иным физическим или юридическим лицам, в приговоре не дана оценка. По мнению защиты, суд существенно нарушил уголовно-процессуальный закон и не учел разъяснения, изложенные в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре», постановив обвинительный приговор, основанный на предположениях, суждениях о доказанности вины ФИО9, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, а также при наличии неустранимых сомнений и недоказанности вины Навального и Офицерова.

В дополнениях к апелляционной жалобе защитник Кобелев С.В. указывает на непричастность Навального к деянию, признанному судом преступным, поскольку доказательств о его осведомленности относительно занижения цен на продукцию КОГУП <данные изъяты> до результатов аудиторской проверки предприятия не представлено, равно как и о предварительном сговоре Навального, Офицерова и ФИО9 именно на хищение имущества путем растраты. Не основанными на доказательствах считает выводы суда в части осведомленности всех троих о неизбежном причинении ущерба предприятию, так как на момент подписания договора поставки с ООО <данные изъяты> цены на продукцию не были определены. Не представлено доказательств, подтверждающих то, что ФИО1 организовал подготовку заведомо убыточного договора и знал о своей возможности оказывать влияние на деятельность государственных предприятий области. Во взаимосвязи с этим считает необоснованным вывод суда о том, что ФИО9 не мог заблуждаться об отсутствии у Навального права давать ему какие-либо обязательные для исполнения указания. В противоречие доводам апелляционной жалобы, выражается несогласие с решением суда о недостоверности данных <адрес> и заключения специалиста о средних ценах на лесопродукцию. Защитник считает предположительными выводы об отсутствии необходимости сбывать продукцию КОГУП <данные изъяты> через ООО <данные изъяты>, поскольку прибыль предприятия от реализации продукции вновь привлеченным контрагентам не устанавливалась. Со ссылкой на неправильное понимание разъяснений, изложенных в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, в дополнениях к жалобе повторно и подробно излагаются доводы об отсутствии всех признаков хищения, о действительности договора поставки, и несогласие с приведенными судом в приговоре выводами в опровержение позиции защиты.

В письменных возражениях государственные обвинители начальник отдела государственного обвинения и апелляции уголовно-судебного управления прокуратуры Кировской области Богданов С.В. и прокурор того же отдела Черемисинов Е.Н. с подробным приведением своей позиции относительно доводов апелляционных жалоб осужденных и защитников просят оставить их без удовлетворения.

Выслушав участников судебного заседания, проверив изложенные в приговоре доказательства и материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и дополнений к ним, судебная коллегия приходит к следующему.

Навальный А.А. в судебном заседании вину не признал, пояснив, что при рассматриваемых событиях по сообщению ФИО9 о тяжелом материальном положении КОГУП <данные изъяты> и просьбы помочь со сбытом продукции он по поручению <адрес> проанализировал работу указанного предприятия, в том числе встречался с контрагентами. Его знакомый Офицеров П.Ю. изъявил желание заниматься сбытом лесопродукции области, познакомился с ФИО9, и подготовил проект договора поставки с КОГУП <данные изъяты> После жалоб Офицерова об отказах ФИО9 продавать ему продукцию он не в силу своих полномочий советника <адрес>, а на основе личных отношений с Офицеровым требовал от КОГУП <данные изъяты> сбывать продукцию централизованно.

Офицеров П.Ю. в судебном заседании также вину не признал, пояснив, что в целях заняться сбытом лесопродукции <адрес> он познакомился с генеральным директором КОГУП <данные изъяты> ФИО9. Получив согласие ФИО9 на предложенную помощь в сбыте продукции, он создал ООО <данные изъяты> был подготовлен проект договора поставки, который после переговоров подписан им и ФИО9 без какого-либо участия Навального. В процессе совместной деятельности были встречи с директорами лесхозов. Обещаний сбывать всю продукцию КОГУП <данные изъяты> он не давал. ООО <данные изъяты> искало клиентов, заявки от которых направляли в КОГУП <данные изъяты> с этим предприятием согласовывались цены, и оно самостоятельно решало о поставках продукции контрагентам. КОГУП <данные изъяты> предпринимало попытки поднять цены на продукцию, но вернулось к среднерыночным после его претензий. Ему известно о том, что КОГУП было выгоднее продавать продукцию через лесхозы. Принятая по просьбе ФИО9 на работу в ООО <данные изъяты> ФИО16 без его просьб перезаключила договоры с прямыми контрагентами КОГУП <данные изъяты> для которых цена на продукцию не изменилась, а разница в цене для КОГУП <данные изъяты> была оправдана работой ООО <данные изъяты> по документообороту.

Исследовав, подробно изложив в приговоре и, вопреки приведенным защитниками в дополнениях к апелляционным жалобам доводам, надлежащим образом и правильно оценив представленные сторонами доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о том, что вина Навального А.А. и Офицерова П.Ю. в совершении преступления полностью установлена.

Так, из положенных в основу приговора показаний свидетеля ФИО9 следует, что при рассматриваемых событиях он был поставлен перед фактом, что продукция возглавляемого им КОГУП <данные изъяты> будет реализовываться через посредника. С этим он согласился, поскольку инициатива исходила от советника и друга <адрес> Навального, который вместе со своим приятелем Офицеровым до принятия решения ознакомился с документацией и работой предприятия. Впоследствии после настойчивых требований Навального и Офицерова, обещаний первого оказать содействие в увеличении бюджетного финансирования, а также угроз со стороны последнего о возможности наступления негативных последствий из <адрес>, был заключен договор поставки с ООО <данные изъяты> заведомо не выгодный, и влекший ущерб КОГУП <данные изъяты> по причине появления получавшего прибыль посредника, отсутствия у него какой-либо ответственности с возможностью выставлять штрафные санкции за неисполнение заведомо невыполнимых по объемам или времени заявок. По настоянию Офицерова и Навального были перезаключены договоры с прямыми контрагентами КОГУП <данные изъяты> после чего предприятие поставляло продукцию покупателям по заниженным ценам, а расчеты за нее с прибавленными процентами производились с ООО <данные изъяты> Во взаимосвязи с этим возникли не возмещенные расходы у лесхозов. По этим причинам дальнейшая отгрузка продукции предприятием была прекращена, а договор поставки впоследствии расторгнут.

Согласно показаниям представителя потерпевшего ФИО17, являющегося директором <адрес>, на одном из совещаний <адрес> он узнал о существовании ООО <данные изъяты> заключенном с КОГУП <данные изъяты> договоре поставки, и о том, что после увольнения ФИО9 с должности генерального директора предприятия его деятельностью пытался руководить Навальный, не имевший таковых полномочий. По результатам аудиторской проверки было установлено, что вышеназванный договор поставки был экономически нецелесообразен, привел как минимум к недополученным доходам либо причинению ущерба предприятию.

Из показаний свидетеля ФИО18, являвшейся заместителем генерального директора КОГУП <данные изъяты> следует, что непосредственно от Навального исходила инициатива о расторжении заключенного предприятием госконтракта и реализации продукции по договору комиссии через ООО <данные изъяты> директором которого являлся Офицеров. Однако впоследствии был заключен договор поставки с перезаключением договоров между ООО <данные изъяты> и рядом прямых контрагентов предприятия. Данный договор поставки по результатам аудиторской проверки признан невыгодным для предприятия, с чем Навальный и Офицеров были категорически не согласны. После этого генеральный директор ФИО9 был отстранен от должности. Навальный попытался проверить деятельность предприятия, но она отказала в предоставлении финансовых документов без распоряжения <адрес>. Впоследствии договор поставки был расторгнут.

Показания свидетеля ФИО16, являвшейся начальником коммерческого отдела КОГУП <данные изъяты> указывают на то, что Навальный и Офицеров, якобы реализовывая инициативу <адрес>, проверили деятельность предприятия и поставили перед фактом о дальнейшем сбыте продукции через ООО <данные изъяты> Представленный Офицеровым проект договора являлся очевидно не выгодным для предприятия, однако он был подписан ФИО9 после требований в ультимативной форме. Впоследствии директоры лесхозов по подготовленным Офицеровым формулировкам были уведомлены о необходимости сбыта продукции через ООО <данные изъяты> а приказом ФИО9 установлен запрет на самостоятельную ее реализацию. После перезаключения ООО <данные изъяты> договоров с рядом прямых контрагентов продукцию покупателям с занижением цен отгружало КОГУП <данные изъяты> а расчеты за нее производились с ООО <данные изъяты> После установления невыгодности для КОГУП <данные изъяты> такой схемы работы, невозможности исполнения заявок по срокам, объемам и качеству продукции, а также возникновения у лесхозов не возмещенных издержек, ФИО9 был уволен, а договор поставки расторгнут. До расторжения договора Навальный и Офицеров без распоряжения <адрес> пытались проверить деятельность предприятия.

Из показаний свидетеля ФИО19, работавшего заместителем генерального директора КОГУП <данные изъяты> по производству и коммерческой деятельности, следует, что необходимость сбыта продукции предприятия через ООО <данные изъяты> ФИО9 обосновал лишь инициативой <адрес>. На возражения о невыгодности такой схемы ФИО9 ответил, что нужно смириться.

Согласно показаниям свидетеля ФИО20, работавшего заместителем генерального директора КОГУП <данные изъяты> по общим и вопросам безопасности, следует, что о сбыте продукции предприятия через ООО <данные изъяты> созданной по инициативе Навального и с одобрения <адрес> ему сообщил ФИО9. На встрече с директорами лесхозов было озвучено об оказании ООО <данные изъяты> помощи в сбыте низкосортной продукции, однако впоследствии этим посредником закупалась лишь высокосортная древесина. После жалоб директоров лесхозов о невыгодности реализации продукции через ООО <данные изъяты> анализ показал, что за счет разницы в цене за отгруженную посреднику и проданную клиентам продукцию ООО <данные изъяты> получает деньги, а непосредственный производитель теряет прибыль. После отстранения ФИО9 от должности Навальный и Офицеров пытались проверить работу предприятия.

Из показаний допрошенной в качестве свидетеля аудитора ФИО21 следует, что в результате проведенной проверки КОГУП <данные изъяты> установлен экономически невыгодный характер отношений с ООО <данные изъяты> Ранее заключенные договоры КОГУП <данные изъяты> с наиболее крупными покупателями были расторгнуты и перезаключены с ООО <данные изъяты> с уменьшением цен для КОГУП <данные изъяты> за поставленную продукцию при тех же условиях. Затягивались сроки оплаты лесопродукции. В адрес ООО <данные изъяты> отгружалась в основном высокосортная древесина, а остатки низкосортной древесины росли. По заявлениям руководства КОГУП <данные изъяты> их вынудили реализовывать продукцию через посредника. Впоследствии присутствовавший при обсуждении аудиторской проверки Навальный выражал несогласие с ее результатами.

Из показаний свидетелей ФИО22 - регионального менеджера ЗАО <данные изъяты> ФИО23 - директора ОАО <данные изъяты> и ФИО24 - начальника отдела по снабжению лесом этого же акционерного общества, ФИО25 - директора ООО <данные изъяты> являвшихся прямыми контрагентами КОГУП <данные изъяты> следует, что в 2009 году договоры на поставку лесопродукции были перезаключены с ООО <данные изъяты> Как пояснили свидетели ФИО128, ФИО129 и ФИО130, инициатива исходила от КОГУП <данные изъяты> которое на переговорах представляли ФИО9 и ФИО16, и от ООО <данные изъяты> которое представлял Офицеров.

Согласно показаниям свидетеля ФИО26, работавшего директором по лесоснабжению ОАО <данные изъяты> в рассматриваемый период времени между руководством их Общества и <адрес> обсуждался вопрос об увеличениях объемов поставок лесопродукции, а после этого поступило письмо информативного характера за подписью Навального.

Из показаний свидетелей ФИО27, ФИО28, ФИО29, ФИО30, ФИО31, ФИО32, ФИО33, ФИО34, ФИО35, ФИО36, ФИО37, ФИО38, ФИО39, ФИО40, ФИО41, ФИО42, ФИО43, ФИО44, ФИО45, ФИО46, ФИО47, ФИО48, ФИО49, ФИО50 и ФИО51, работавших в рассматриваемый период времени директорами лесхозов-филиалов КОГУП <данные изъяты> следует, что до появления в качестве посредника ООО <данные изъяты> они имели право на самостоятельное заключение договоров поставок продукции. В 2009 году от ФИО9 поступило распоряжение о поставках продукции через вышеуказанного посредника. Данная схема работы являлась невыгодной, поскольку в ряде случаев появились не возмещенные расходы за распиловку и доставку продукции, в ряде случаев снизилась отпускная цена, а также образовались задержки с оплатой.

Согласно показаниям свидетеля ФИО52, он как <адрес> поручил своему советнику Навальному проанализировать финансовое положение КОГУП <данные изъяты> По результатам Навальный представил служебную записку о наличии у предприятия существенных долгов и проблем со сбытом, а также о необходимости реорганизации предприятия. Указаний о подготовке письменного предложения в адрес ОАО <данные изъяты> которое он и Навальный посещали для решения вопросов увеличения сбыта лесопродукции области, он Навальному не давал, вопрос о создании специального предприятия по сбыту продукции с Навальным не обсуждал. По итогам аудиторской проверки, с результатами которой на совещании <адрес> свое несогласие высказывал Офицеров, ФИО9 был уволен с должности генерального директора КОГУП <данные изъяты> по причине установления конфликта интересов, а заключенный с ООО <данные изъяты> договор поставки расторгнут.

Из показаний свидетеля ФИО53 - <адрес>, <данные изъяты> следует, что по поручению <адрес> Навальный занимался оценкой эффективности деятельности КОГУП <данные изъяты> В рабочих совещаниях по данному вопросу участвовал он, а также Офицеров. О решении сбывать продукцию через ООО <данные изъяты> как и о самом Обществе, он узнал от генерального директора КОГУП <данные изъяты> ФИО9, пояснившего, что такое решение принято по рекомендации <адрес>. По полученной от директора Департамента <адрес> ФИО54 информации ему стало известно о том, что реализацией лесопродукции через ООО <данные изъяты> КОГУП <данные изъяты> причиняется ущерб. После аудиторской проверки предприятия Навальный изменил к ФИО9 свое отношение в негативную сторону и предложил последнего уволить.

Согласно показаниям свидетеля ФИО55, являвшегося советником <адрес>, он также знакомился с деятельностью КОГУП <данные изъяты> посещал лесхозы вместе с его директором, а также Офицеровым, которого встречал в здании <адрес> с Навальным.

Из показаний свидетеля ФИО56, также являвшейся советником <адрес>, следует, что ей известно о поручении ФИО52 Навальному оказать помощь КОГУП <данные изъяты> в том числе в реализации продукции. Навальный также высказывался о необходимости оказания такой помощи, а также об отстранении ФИО9 от руководства предприятием. В этом вопросе позиция Навального расходилась с позицией ФИО139 который отождествлял работу Навального с ООО <данные изъяты> Известно ей и о друге Навального - Офицерове, который приехал в <адрес> заниматься сбытом лесопродукции.

Согласно показаниям свидетеля ФИО57, работавшей в коммерческом отделе ООО <данные изъяты> она проходила стажировку в КОГУП <данные изъяты> знала о проекте договора поставки, в который ФИО16 предлагала внести изменения об отпуске продукции с предоплатой, с чем не согласился Офицеров. До заключения договора с КОГУП <данные изъяты> у ООО <данные изъяты> своих поставщиков не имелось. После заключения договора прибыль ООО <данные изъяты> складывалась из наценки на отгруженную КОГУП <данные изъяты> продукцию.

По показаниям свидетеля ФИО58, работавшей главным бухгалтером ООО <данные изъяты> задержки с оплатой отгруженной по договору поставки лесопродукции были обусловлены некачественным оформлением КОГУП <данные изъяты> документов либо несвоевременными расчетами контрагентов с ООО <данные изъяты>

Из показаний свидетеля ФИО59 следует, что за период работы в ООО <данные изъяты> менеджером, в его задачу входил поиск поставщиков продукции помимо имевшегося КОГУП <данные изъяты>

Согласно показаниям свидетеля ФИО60, по заданию Департамента <адрес> проводившей аудиторскую проверку КОГУП <данные изъяты> предприятие было признано убыточным по основной причине - заключение государственного контракта и договора аренды лесов. При данной проверке взаимоотношения с ООО <данные изъяты> не учитывались.

В совокупности с показаниями допрошенных по делу лиц судом в основу приговора положены письменные доказательства, а именно:

- положения Устава КОГУП <данные изъяты> которым определен собственник предприятия - <адрес>, и определены права, полномочия и ответственность его генерального директора;

- распоряжение Департамента <адрес> и трудовой договор о назначении ФИО9 генеральным директором КОГУП <данные изъяты> и возложении соответствующих обязанностей;

- государственные контракты и договоры аренды между Департаментом <адрес> и КОГУП <данные изъяты> о приобретении лесных насаждений для заготовки древесины и передаче находящихся на территории <адрес> и, являющихся государственной собственностью, лесных участков;

- договоры поставки с приложениями КОГУП <данные изъяты> с ОАО <данные изъяты> ОАО <данные изъяты> ЗАО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> ООО <данные изъяты> согласно которым указанные Общества являлись контрагентами КОГУП <данные изъяты>

- приказ КОГУП <данные изъяты> об установлении лесхозам-филиалам предприятия с <дата> запрета на самостоятельное заключение договоров поставки, купли-продажи продукции с юридическим и физическими лицами, а также индивидуальными предпринимателями;

- распоряжение <адрес> о назначении Навального А.А. своим советником на общественных началах, и временное положение о полномочиях советника, в числе которых определено участие советника в разработке программ по реструктуризации и реорганизации неэффективно работающих предприятий различных форм собственности;

- сведения и документы по заключению договоров поставки КОГУП <данные изъяты> с ООО <данные изъяты> ОАО <данные изъяты> и ОАО <данные изъяты> и подписанию приложений, а также по перезаключению договоров указанных контрагентов с ООО <данные изъяты> согласно которым цены при равных условиях изменились не в пользу КОГУП <данные изъяты>

- протоколы выемок, в ходе которых у Офицерова изъяты договор поставки между КОГУП <данные изъяты> и ООО <данные изъяты> с приложениями к нему, договоры поставки ООО <данные изъяты> с контрагентами, первичные бухгалтерские документы Общества и документы, касающиеся работы в нем ФИО16, в ОАО <данные изъяты> документы по регистрации, постановке на налоговый учет и счетам ООО <данные изъяты> в ОАО <данные изъяты> юридическое дело КОГУП <данные изъяты> и иные документы, в том числе выписки по счетам предприятия и филиалов;

- протокол осмотра изъятых документов, содержание которых свидетельствуют о том, что КОГУП <данные изъяты> на основании договора поставки и приложений к нему отгрузил в адрес контрагентов ООО <данные изъяты> 10 084, 277 кубометров лесопродукции, о продаже ее указанным Обществом за 16 165 826, 65 рублей, с перечислением и на расчетный счет ООО <данные изъяты> денежных средств в сумме 16 003 880, 28 рублей;

- протокол осмотра трудового договора, свидетельствующего о работе ФИО16 в ООО <данные изъяты> а также справки о доходах физического лица о получении заработной платы работниками ООО <данные изъяты> ФИО16 и Офицеровым П.Ю.;

- заключение эксперта, согласно которому КОГУП <данные изъяты> в рассматриваемый период отгрузил в адрес ООО <данные изъяты> лесопродукцию в объеме 10 084, 277 кубометров за 14 785 944, 66 рублей, которую указанное Общество с разницей в 1 221 893, 87 рублей, а именно за 16 165 826, 65 рублей продало контрагентам;

- акт исследования документов, свидетельствующий о поставках КОГУП <данные изъяты> в адрес ООО <данные изъяты> лесопродукции по ценам ниже, чем в адрес других покупателей на 115-500 рублей за кубометр (на 3-24 %);

- заключение эксперта, согласно которому разница между стоимостью лесопродукции, отгруженной КОГУП <данные изъяты> в адрес ООО и стоимостью ее реализации бывшим контрагентам предприятия составила 589 110, 87 рублей;

- протоколы выемки и осмотра письма Навального в адрес Президента ОАО <данные изъяты> о возможных вариантах развития поставок лесопродукции от ООО <данные изъяты> являющегося дилером КОГУП «<данные изъяты> в совокупности с заключением эксперта о том, что подпись в указанном письме выполнена Навальным;

- протокол обыска, в ходе которого в жилище Навального были изъяты мобильный телефон, системный блок компьютера, ноутбук, и протокол осмотра указанных предметов, в ходе которого обнаружена электронная переписка между Навальным и Офицеровым по согласованию схемы включения ООО <данные изъяты> в поставку лесопродукции КОГУП <данные изъяты> юридических деталей договора, размера планируемой прибыли, фирменного логотипа компании, расходов по организации ее работы, обоснованию перед <адрес> необходимости создания единой торговой площадки, выделении ООО <данные изъяты> кредитных средств, оказании Навальным влияния на компетентный орган по ускорению оформления контракта и аренды для КОГУП <данные изъяты> а также файлы, содержащие проект договора между ООО <данные изъяты> и КОГУП <данные изъяты> отчет о прибылях и убытках, бухгалтерский баланс, план работ по анализу финансово-экономической ситуации предприятия, письмо в ОАО <данные изъяты> отрицательный отзыв Навального на результаты аудиторской проверки и справка Офицерова о совместной деятельности ООО <данные изъяты> и КОГУП <данные изъяты>

- протокол осмотра информации о многочисленных соединениях между абонентами и абонентскими устройствами Офицерова и Навального, в том числе по номеру, который был зарегистрирован на юридическое лицо, но находился в пользовании Навального;

<данные изъяты>

- заключение эксперта, установившее дословное содержание телефонных переговоров, принадлежность голоса и речи Навальному и Офицерову, а также отсутствие признаков монтажа или изменений;

- протокол осмотра аудиозаписи телефонных переговоров Навального и Офицерова, соответствие которого самой аудиозаписи непосредственно проверено путем прослушивания в судебном заседании. В этих переговорах обсуждается работа дочери ФИО9 в ООО <данные изъяты> спекуляции в лесной отрасли <адрес>, результаты встреч в <адрес>, результаты аудиторской проверки и возможности наступления для ООО <данные изъяты> негативных последствий, позиция Навального относительно цен на лесопродукцию, деятельности КОГУП <данные изъяты> необходимости увольнения руководства предприятия и создания для этого рабочей группы, в которую должны войти Навальный и Офицеров, а также возможность назначения Офицерова на должность исполнительного директора с передачей полномочий по управлению финансами предприятия;

- заключение эксперта, согласно которому, исходя из лингвистических и паралингвистических особенностей разговоров, имеются признаки, указывающие на заинтересованность и договоренность Навального и Офицерова в получении выгоды от деятельности и управления КОГУП <данные изъяты> в пользу ООО <данные изъяты> наличие общих целей и задач, планирование и совершение совместных действий, возможность участия Офицерова в проверке деятельности и руководстве предприятием, реализацию интересов ООО <данные изъяты> и на попытку опровергнуть наступление негативных последствий для КОГУП <данные изъяты> от деятельности ООО <данные изъяты>

Подробно изложенные в приговоре анализ и оценка представленных доказательств позволяет признать правильными выводы суда о доказанности вины Навального и Офицерова в том, что первый организовал и руководил исполнением растраты, то есть хищением чужого имущества, вверенного виновному, в особо крупном размере, а второй совершил пособничество в совершении растраты при том же квалифицирующем признаке путем предоставления информации и средств совершения преступления. Квалификация, данная действиям Навального А.А. по ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 160 УК РФ (в редакции ФЗ № 26-ФЗ от 07.03.2011 г.) и Офицерова П.Ю. по ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 160 УК РФ (в редакции ФЗ № 26-ФЗ от 07.03.2011 г.), является правильной.

Приведенные в апелляционных жалобах доводы об отсутствии события и состава преступления и о наличии гражданско-правовой сделки были предметом разбирательства в суде первой инстанции. Со ссылкой на положения уголовного и гражданского законов, данные в постановлении Пленума Верховного Суда РФ разъяснения, суд пришел к обоснованному выводу об имеющем место событии преступления, а также о наличии в действиях Навального и Офицерова состава преступления и их обязательных признаков - противоправность, корыстный умысел, безвозмездность изъятия имущества и причинение собственнику ущерба, признав доводы осужденных и защитников в данной части об обратном несостоятельными. Выводы суда в приговоре достаточно мотивированы и являются правильными.

Основанными на доказательствах являются выводы суда о том, что ФИО9, являясь генеральным директором КОГУП <данные изъяты> в нарушение Устава предприятия, трудового договора, а также положений ч. 1 ст. 10 ГК РФ, устанавливающих запрет на осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, при непосредственном участии Навального и Офицерова, от которых исходила соответствующая инициатива, путем заключения с ООО <данные изъяты> договора поставки с целью придать видимость гражданско-правовой сделки, преследовали и достигли цели - похитить имущество.

Изложенные в дополнениях к жалобам доводы о субъективности выводов суда в части мнимости сделки судебная коллегия признает несоответствующими фактическим обстоятельствам.

Не свидетельствует о действительности сделки показания ФИО9, ФИО16 и ФИО18 о соответствии договора основным требованиям, на чем акцентирует внимание сторона защиты, ссылки на причитавшуюся ООО <данные изъяты> разницу в цене на лесопродукцию, возможную упущенную выгоду для КОГУП <данные изъяты> а также на отсутствие в тексте приказа <данные изъяты> положений, свидетельствующих о создании для ООО <данные изъяты> комфортных условий.

Мотивированно отвергнуты доводы защиты, обосновывающие наличие сделки решениями Арбитражного суда о взыскании с ООО <данные изъяты> в пользу КОГУП <данные изъяты> денег во исполнение обязательств по договору поставки, а также платежным ордером на основании этого решения. Как обоснованно указано в приговоре, Арбитражный суд не входил в обсуждение вопросов, которые подлежат разрешению в порядке уголовного судопроизводства.

Несостоятельны доводы жалоб о том, что суд должен был учесть положения законов, гарантирующих свободу экономической деятельности, договоров и определение цены договоров. Основанием для этого служит установление события преступления.

Руководствуясь разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, согласно которым хищение имущества с одновременной заменой его менее ценным квалифицируется как хищение, и при определении стоимости имущества следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления, а также, согласно которым растрату следует считать оконченным преступлением с момента противоправного издержания вверенного имущества, суд пришел к обоснованному выводу о причинении КОГУП <данные изъяты> ущерба, совершении хищения в особо крупном размере, и одновременно отверг доводы защиты об отсутствии признака безвозмездности, признав перечисленную сумму за отгруженную в адрес ООО <данные изъяты> продукцию неэквивалентной. Вопреки изложенным в дополнениях к жалобам доводам, совокупность изложенных в приговоре доказательств и в этой части не свидетельствует в пользу осужденных.

Не опровергают выводы суда убеждения стороны защиты о том, что показания допрошенных по делу свидетелей указывают лишь на образование предполагаемых дополнительных затрат у лесхозов в связи с реализацией продукции через посредника. Не ставит под сомнение правильность выводов и тот факт, что для приобретателей продукции КОГУП <данные изъяты> цены после перезаключения договоров не изменились.

Со ссылкой в приговоре на исследованные доказательства суд признал несостоятельными утверждения стороны защиты об отсутствии у Навального и Офицерова корысти, правильно обосновав свой вывод тем, что фактически стремление Навального и Офицерова обратить чужое имущество в свою пользу либо распорядиться им как своим собственным, в том числе путем передачи его в обладание других лиц, является доказанным. Верными являются выводы суда с приведенными в приговоре мотивировками о том, что убыточность ООО <данные изъяты> не может свидетельствовать об обратном.

Вопреки доводам жалоб, Навальный, Офицеров и ФИО9 осознавали неизбежное причинение ущерба КОГУП <данные изъяты> Об этом свидетельствуют изложенные и оцененные в приговоре показания работников предприятия, в том числе ФИО9, которые после анализа проекта договора поставки пришли к однозначному выводу о его нецелесообразности. Тем не менее, договор был подписан только по той причине, что он был обозначен Навальным и Офицеровым как инициатива <адрес>, против которой ФИО9 не смог возразить. При таких обстоятельствах обоснованными являются выводы суда о том, что ФИО9 не мог заблуждаться об отсутствии у Навального права давать ему какие-либо обязательные для исполнения указания, а Навальный в свою очередь не только знал о своей возможности, но и непосредственно оказывал влияние на деятельность КОГУП <данные изъяты> а также организовал и участвовал в подготовке заведомо убыточного договора.

Надлежащая оценка дана доводам стороны защиты об отсутствии доказательств перечисления из ООО <данные изъяты> денежных средств Навальному. Определив роль Навального как организатора и руководителя растраты, Офицерова как пособника, а ФИО9 как лицо непосредственно совершившего растрату, суд пришел к правильному выводу о наступлении уголовной ответственности в отношении всех троих осужденных.

Во взаимосвязи с вышеизложенным судебная коллегия признает несостоятельными доводы жалоб об отсутствии события либо состава преступления по причине отсутствия сведений о получении всеми троими осужденными иной какой-либо имущественной или неимущественной выгоды, и об отсутствии сведений о совершении платежей в пользу ФИО9 и Офицерова, помимо получения последним в ООО <данные изъяты> заработной платы.

По этим же основаниям являются несостоятельными доводы жалоб о том, что все действия Навального, являвшегося советником <адрес> с соответствующими полномочиями по социально-экономическому блоку, а также действия Офицерова по ведению предпринимательской посреднической деятельности не могут рассматриваться как преступные.

Надлежащим образом оценена позиция стороны защиты, которая считает недоказанной общую стоимость проданной через ООО <данные изъяты> продукции. В опровержение данной позиции судом в приговоре обоснованно приведены товаросопроводительные и бухгалтерские документы, а также заключение эксперта, согласно которым стоимость отгруженной и проданной продукции составляет 16 165 826, 65 рублей. Признав указанную общую сумму действительной стоимостью, суд обоснованно отверг доводы стороны защиты о том, что ООО <данные изъяты> приобретало продукцию у КОГУП <данные изъяты> по цене выше рыночной.

Во взаимосвязи с вышеизложенным суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайств стороны защиты о назначении и проведении повторной финансово-экономической и товароведческой судебных экспертиз, признав надуманными доводы о том, что полученные в период предварительного расследования экспертные заключения неполные, содержат ответы на крайне ограниченный круг вопросов, и не определяют себестоимость лесопродукции.

Анализ доказательств, указывающих на то, что стоимость отгруженной КОГУП <данные изъяты> продукции после заключения договора поставки с ООО <данные изъяты> для предприятия изменилась в меньшую сторону, позволил сделать очевидный вывод о заведомом занижении цен.

Не основанными на исследованных доказательствах являются утверждения защиты по поводу неосведомленности Навального о занижении цен на продукцию до результатов аудиторской проверки предприятия. Опровергает данное утверждение положенная в основу приговора электронная переписка между Навальным и Офицеровым, в которой достигнута договоренность об использовании ресурсов КОГУП <данные изъяты> еще до заключения договора поставки по причине отсутствия собственных средств. Вопреки убеждению защиты, эта переписка не свидетельствует об отсутствии у осужденных умысла на совершение преступления, и не указывает на намерение Офицеровым заключить действительную сделку.

Суд в приговоре подробно обосновал доказательственное значение результатов прослушивания телефонных переговоров между Навальным и Офицеровым, в которых активно обсуждалась аудиторская проверка КОГУП <данные изъяты> возможность наступления негативных последствий для ООО <данные изъяты> и пути выхода из этой ситуации. Доводы защиты о том, что прослушивание переговоров выходит за временные рамки рассматриваемых событий, не основаны на установленных судом фактических обстоятельствах. Следовательно, вывод об их относимости и допустимости является правильным.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, суд в приговоре дал оценку представленному стороной защиты заключению специалиста о средних ценах на лесопродукцию. Приведенные защитой Навального в дополнениях к жалобе доводы, но уже о неправильной оценке вышеназванного заключения, изложенными в приговоре выводами опровергаются. Суд обоснованно признал данное заключение недостоверным, поскольку специалист не исследовал цены реализации продукции другим контрагентам КОГУП <данные изъяты> за исключением ООО <данные изъяты> а из показаний допрошенной в качестве свидетеля ФИО60 следует, что использованные данные <данные изъяты> имеют лишь сведения о ценах на лесопродукцию без учета конкретных условий поставок.

Во взаимосвязи с этим надуманными являются доводы жалобы защиты о предположительности выводов суда относительно отсутствия необходимости сбыта продукции КОГУП <данные изъяты> через посредника по причине не установления прибыли ООО <данные изъяты> от вновь привлеченных контрагентов.

Верная оценка дана судом доводам стороны защиты об убыточности деятельности ООО <данные изъяты> со ссылкой на руководство Офицеровым финансовой деятельностью Общества и распределение прибыли по своему усмотрению, и не установление расходов Общества, не связанных напрямую с его основной деятельностью, не ставит под сомнение эти выводы.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судебная коллегия не усматривает.

Суд обоснованно отказал в удовлетворении заявленных по окончании предварительного расследования ходатайств обвиняемых и их защитников о назначении и проведении предварительного слушания. Мнение осужденных и их защитников о том, что не требуется особо мотивировать таковое ходатайство, является ошибочным, поскольку, по смыслу уголовно-процессуального закона, любое ходатайство участников уголовного судопроизводства должно быть мотивированным. В этой связи доводы стороны защиты о том, что суд был не вправе вдаваться в оценку обоснованности, необходимости и целесообразности проведения предварительного слушания и об отсутствии беспристрастности, являются несостоятельными.

Необоснованными являются доводы жалоб о нарушении судом права на защиту, по причине предоставления явно неразумного срока для ознакомления с делом вновь вступившему защитнику Кобелеву. В материалах дела имеются расписки защитника Кобелева об ознакомлении его со всеми томами дела и снятии фотокопий. При этом в последней расписке указано о том, что данный защитник во времени ограничен не был.

Аналогичным образом судебная коллегия расценивает доводы стороны защиты о недостаточности времени ознакомления обвиняемых и защитников с материалами дела. В процессе выполнения требований ст. 217 УПК РФ обвиняемому Навальному и его защитникам был установлен срок для ознакомления с делом, о чем имеется вступившее в силу постановление суда, и основания, по которому было принято таковое решение, вопреки доводам жалобы, не являются надуманными. Кроме того, после поступления дела в суд с обвинительным заключением стороне защиты была предоставлена возможность дополнительно ознакомиться с материалами дела, о чем имеются соответствующие расписки.

Суд в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона рассмотрел и отказал в удовлетворении ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору для устранения нарушений, которые, по мнению подсудимых и их защитников, были допущены при составлении обвинительного заключения. Изложенные в постановлении суда выводы достаточно мотивированы, обоснованы, и их правильность у судебной коллегии сомнения не вызывает.

Явно надуманными являются доводы жалоб о том, что суд проигнорировал заявления подсудимых и защитников о неконкретности обвинения и непонимании его сущности. Выраженное суду и представленное в письменном виде отношение к предъявленному обвинению фактически является несогласием с предъявленным обвинением, четко обозначает предмет судебного разбирательства и линию защиты.

Не является нарушением уголовно-процессуального закона не предупреждение об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний ранее осужденного ФИО9 перед его допросом в суде в качестве свидетеля. В своих показаниях ФИО9 изобличал не только Навального и Офицерова, но и свидетельствовал против самого себя, что имел права не делать не только на основании ст.ст. 47 и 56 УПК РФ, но в силу положений основного закона - Конституции РФ. В этой связи доводы жалоб о том, что данное обстоятельство позволило ФИО9 уклониться от ответов на ряд вопросов, имеющих существенное значение для дела, а суду снимать вопросы, ответы на которые помогли бы установить оговор ФИО9 Навального и Офицерова, являются несостоятельными.

Положениями ст. 281 УПК РФ не установлен запрет на оглашение показаний ранее допрошенных в ходе предварительного расследования свидетелей в полном объеме при наличии существенных противоречий. Не содержится в этих положениях запрета и на оглашение показаний, данных лицом в качестве обвиняемого по другому уголовному делу.

В соответствии с положениями вышеназванной нормы уголовно-процессуального закона были оглашены показания ФИО9, а также свидетелей ФИО16, ФИО159, ФИО160, ФИО161, ФИО162, ФИО163, ФИО164, ФИО165, ФИО166. Данное обстоятельство не лишило сторону защиты возможности допросить этих свидетелей по всем либо дополнительным вопросам, которые, по мнению осужденных и их защитников, имели существенное значение для дела и могли повлиять на выводы суда.

Вопреки доводам жалоб, суд не лишил Навального возможности получить ответы от свидетелей ФИО16 и ФИО9 по интересующим его моментам, а лишь счел нецелесообразным повторение одних и тех же вопросов по обстоятельствам, которые свидетели не помнят либо не смогли дать ответ.

По мнению судебной коллегии, не является нарушением уголовно-процессуального закона рассмотрение ходатайства стороны защиты об исключении доказательств по основанию недопустимости после их исследования, а не в момент, когда сторона обвинения заявила об их представлении. Именно исследование доказательств с последующим мнением сторон позволяет принять мотивированное решение по существу ходатайства, и исключает нарушение равноправия и состязательности сторон.

Решение об отказе в удовлетворении ходатайств об истребовании из <адрес> всех звуковых файлов телефонных переговоров Навального и Офицерова, дел оперативного учета них и иных сведений, является обоснованным, поскольку объективных данных о существовании иных звуковых файлов и сведений, помимо рассекреченных, переданных следователю и, имеющих значение для дела, стороной защиты не представлено. Суд не нашел оснований сомневаться в законности проведения в отношении Навального и Офицерова оперативно-розыскных мероприятий, не находит таковых оснований и судебная коллегия.

Уголовно-процессуальный закон не устанавливает запрет на отказ в удовлетворении аналогичных ходатайств по разным основаниям. В этой связи отказ в истребовании бухгалтерской документации по расчетам между ООО <данные изъяты> КОГУП <данные изъяты> и его лесхозами-филиалами по тому основанию, что это не входит в предмет доказывания, и последующий отказ о приобщении к делу копий указанных документов по причине отсутствия надлежащего заверения не указывает на незаконность принятого решения.

Со ссылкой на показания допрошенных в суде директоров лесхозов КОГУП <данные изъяты> суд сделал обоснованный вывод об отсутствии необходимости истребования утвержденных предприятием и его филиалами минимальных цен на продукцию, и принял правильное решение об отказе в удовлетворении соответствующего ходатайства.

В соответствии с требованиями закона и мотивированно отказано в удовлетворении ходатайств об истребовании вещественных доказательств и копий процессуальных документов по уголовному делу в отношении ФИО9, а также документов по делу о банкротстве КОГУП <данные изъяты>

Не является незаконным отказ в удовлетворении ходатайств о признании недопустимыми доказательствами материалов ОРД в отношении Навального и Офицерова, документов по получению сведений у операторов сотовой связи об абонентских номерах осужденных, заключений фоноскопической и психолого-лингвистических экспертиз, протоколов осмотра вещественных доказательств, а также приговора в отношении ФИО9. Выводы в постановлениях суда относительно каждого доказательства достаточно мотивированы, и их правильность сомнений не вызывает, поэтому утверждения стороны защиты о формальном подходе к разрешению ходатайств и надуманности оснований отказа, являются несостоятельными.

Доводы осужденных и защитников о нарушении предусмотренных ст. 198 УПК РФ прав обвиняемых при назначении и проведении экспертиз в рамках уголовного дела, возбужденного и впоследствии прекращенного по п. «б» ч. 3 ст. 165 УК РФ также были предметом рассмотрения в суде первой инстанции. Судом установлено, что требования главы 27 УПК РФ, а также ст. 198 УПК РФ, предусматривающие права обвиняемого при назначении и проведении экспертизы, не нарушены, поэтому результаты экспертных заключений обоснованно положены в основу обжалуемого приговора.

Не основаны на законе доводы жалоб о том, что приговор в отношении ФИО9 не мог быть исследован в суде, по причине рассмотрения дела в особом порядке с предрешением виновности Навального и Офицерова. Фамилии Навального и Офицерова в нем не упоминаются, и этот приговор не имел для обоих подсудимых преюдициального значения.

Не найдя убедительными доводы стороны защиты относительно необходимости повторного вызова в судебное заседание свидетелей ФИО94 и ФИО173, для вызова допрошенных в ходе предварительного следствия свидетелей ФИО174, ФИО175, ФИО98, ФИО177, ФИО178, ФИО179, ФИО180, а также экспертов ФИО181, ФИО104 и ФИО105, суд мотивированно отказал в удовлетворении соответствующего ходатайства. В апелляционных жалобах не приведено убедительных обоснований о необходимости вызова и допроса вышеуказанных лиц. В этой связи принятое судом первой инстанции решение является законным и не нарушает состязательность и равноправие сторон.

Специалист ФИО186 была допрошена в конце судебного следствия, поэтому доводы апелляционных жалоб в данной части судебная коллегия признает необоснованными.

Ошибочной является позиция стороны защиты о незаконности решения суда в части признания недопустимыми доказательствами сведений об итогах работы КОГУП <данные изъяты> за 1 полугодие 2009 года и пояснительной записки к бухгалтерской отчетности по причине его принятия на стадии постановления приговора. Отвергая данные доказательства, что предусмотрено положениями п. 2 ст. 307 УПК РФ, суд в приговоре привел мотивы принятого решения, а именно их недопустимость.

Вопреки изложенным в дополнениях к жалобам доводам, суд в совокупности с решениями Арбитражного суда в приговоре дал оценку представленным стороной защиты в опровержение безвозмездности изъятия имущества платежным поручениям и платежному ордеру о перечислении ООО <данные изъяты> денежных средств КОГУП <данные изъяты>

Доводы жалоб о том, что в основу приговора в качестве доказательства положен акт исследования документов о ценах поставлявшейся КОГУП <данные изъяты> продукции в той части, которая не оглашалась, рассмотрены судом и обоснованно отклонены в рамках рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания. Доводы об отсутствии доказательств, подтверждающих перечисление денег Навальному или иным физическим или юридическим лицам, были предметом судебного разбирательства, этому обстоятельству в приговоре дана оценка.

Несостоятельной является позиция защиты о том, что обвинительный приговор основан на предположениях, при наличии неустранимых сомнений и недоказанности вины Навального и Офицерова. Каждому доказательству в отдельности и их совокупности дана надлежащая оценка с точки зрения их достоверности, относимости, допустимости и достаточности. Правильность выводов суда сомнений не вызывает.

Протокол судебного заседания, с учетом его объема, изготовлен в разумные сроки, стороны без каких-либо ограничений реализовали свое право на ознакомление с ним. Замечания на протокол судебного заседания рассмотрены в соответствии с требованиями ст. 260 УПК РФ и по результатам вынесено мотивированное постановление.

Назначая Навальному А.А. и Офицерову П.Ю. наказание в виде лишения свободы, суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, роль каждого его участника, поведение во время и после совершения преступления, влияния наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей, данные о личности. Вид и размер назначенного наказания сомнения не вызывают.

С учетом фактических обстоятельств преступления, его общественной опасности, при наличии смягчающего и отсутствии отягчающих обстоятельств, суд не нашел достаточных оснований для применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ, позволяющей изменить категорию преступления на менее тяжкую, равно как и для применения к Навальному А.А. и Офицерову П.Ю. положений ст. 64 УК РФ, предусматривающих возможность назначить наказание ниже низшего предела либо более мягкого наказания, чем предусмотрено санкцией ч. 4 ст. 160 УК РФ. Не находит таковых оснований и судебная коллегия. Вопрос о не назначении осужденным дополнительного наказания в приговоре также обсужден.

Вместе с тем, по мнению судебной коллегии, судом не в достаточной степени учтены данные о личностях осужденных.

Судом установлено, что Навальный А.А. и Офицеров П.Ю. <данные изъяты>, имеют <данные изъяты>, что существенно влияет на условия жизни их семей, и что обоснованно признано смягчающим наказание обстоятельством. Отягчающие наказание обстоятельства отсутствуют. Навальный А.А. и Офицеров П.Ю. по местам жительства характеризуются положительно. Кроме того, Офицеров П.Ю. положительно характеризуется <данные изъяты>, <данные изъяты> и <данные изъяты> <данные изъяты>.

Совокупность данных о личностях позволяет судебной коллегии прийти к выводу о возможности исправления Навального А.А. и Офицерова П.Ю. без реального отбывания наказания и применении к обоим осужденным положений ст. 73 УК РФ.

В этой связи приговор суда подлежит изменению по основанию, предусмотренному п. 4 ст. 389.15 УПК РФ, то есть ввиду его несправедливости.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Ленинского районного суда г. Кирова от 18 июля 2013 года в отношении НАВАЛЬНОГО А.А. и ОФИЦЕРОВА П.Ю. изменить:

На основании ст. 73 УК РФ назначенное Навальному А.А. и Офицерову П.Ю. наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком 5 (пять) лет каждому.

Возложить на Навального А.А. и Офицерова П.Ю. каждого следующие обязанности: не менять постоянное место жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденных, два раза в месяц являться в этот орган для регистрации.

В остальном приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Навального А.А., Офицерова П.Ю., защитников адвокатов Михайловой О.О., Кобзева В.Д., Кобелева С.В. и Давыдовой С.В. - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационном порядке в президиум Кировского областного суда в течение 1 года со дня его провозглашения.

Председательствующий:

Судьи:


Распечатать:     Сохранить:                            


Источник документа
Источник карточки дела