Решение по делу 2-2911/2017


Распечатать:     Сохранить:                            

Дело № 2-2911/2017

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

20 октября 2017 года

Октябрьский районный суд города Пензы

в составе председательствующего судьи Бобылевой Е.С.

при секретаре          Морковой А.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г.Пензе гражданское дело по иску АО «Транснефть-Дружба» к Носовой Леонэлле Юрьевне, Носовой Тамаре Михайловне и Носову Алексею Петровичу об устранении нарушений в зоне минимально допустимых расстояний магистрального нефтепровода,

УСТАНОВИЛ:

    

Истец АО «Транснефть-Дружба» обратился в суд с названным иском к Носовым: Л.Ю., Т.М.и А.П., указывая на следующее:

АО «Транснефть-Дружба» (до переименования – ОАО «МН «Дружба») является собственником и эксплуатирующей организацией участка магистрального нефтепровода «Дружба-2», что подтверждается Планом приватизации государственного предприятия – Производственного объединения магистральных нефтепроводов «Дружба», утвержденным распоряжением Госкомимущества России от 11.03.1994 года № 492-р, актом оценки стоимости зданий и сооружений указанного предприятия, утвержденным распоряжением Министерства имущественных отношений РФ от 04.03.2002 года № 517-р «О подтверждении права собственности ОАО «МН «Дружба» на недвижимое имущество», и инвентарной карточкой объекта основных средств. Пунктом 10 Положения о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные общества открытого типа, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 01.07.1992 года № 721 предусмотрено, что состав имущества акционерного общества на момент его учреждения отражается в акте его оценки, являющемся приложением к Плану приватизации. Эксплуатация магистрального трубопроводного транспорта, хранение и транспортировка нефти по магистральным трубопроводам являются основными видами деятельности АО «Транснефть-Дружба». Пунктом 2.1. Правил охраны магистральных трубопроводов, утвержденных постановлением Госгортехнадзора России от 22.04.1992 года № 9, предусмотрено, что магистральные нефтепроводы относятся к объектам повышенного риска. Их опасность определяется совокупностью опасных производственных факторов процесса перекачки и опасных свойств перекачиваемой среды. Согласно свидетельству о регистрации опасных производственных объектов № от 31.03.2015 года, участок магистрального нефтепровода Куйбышевского районного управления внесен в перечень опасных производственных объектов, эксплуатируемых им (истцом) под регистрационным номером № (стр.2 из 8). В силу п.7 и п.13 ст.2 ФЗ «О безопасности объектов топливно-энергетического комплекса» от 21.07.2011 года № 256-ФЗ «О безопасности объектов топливно-энергетического комплекса» магистральный нефтепровод является линейным объектом топливно-энергетического комплекса, предназначенным для передачи нефти, а АО «Транснефть-Дружба» является субъектом топливно-энергетического комплекса, владеющим на праве собственности магистральным нефтепроводом, на которого, согласно ст.6 названного ФЗ, возложена обязанность по обеспечению безопасности объектов топливно-энергетического комплекса. Статья 12 ФЗ от 21.07.2011 года № 256-ФЗ предусматривает обязанность эксплуатирующей организации осуществлять комплекс специальных мер по безопасному функционированию объектов топливно-энергетического комплекса, локализации и уменьшению последствий чрезвычайных ситуаций. АО «Транснефть-Дружба» было проведено комиссионное обследование земельного участка в охранной зоне и в зоне минимально допустимых расстояний линейной части магистрального нефтепровода «Дружба-2» на 438 км, в границах г.Пензы Пензенской области, о чем составлен акт осмотра. В результате обследования был выявлен факт нахождения по адресу: <адрес>, в 54 м от оси нефтепровода, принадлежащего ответчикам железобетонного забора и на расстоянии 168 м от оси нефтепровода - принадлежащего ответчикам нежилого (производственного) здания в границах земельных участков с кадастровыми номерами: №, принадлежащих на праве собственности ответчикам, что подтверждается выписками из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, согласно которым, данные объекты недвижимости находятся в ипотеке у АКБ «Инвестиционный торговый банк» (ПАО). В адрес ответчиков было направлено письмо с требованием об устранении нарушений в охранной зоне, зоне минимально допустимых расстояний магистрального нефтепровода «Дружба-2», но требования не исполнены. В соответствии с подп.«в» п.1 приложения 1 к ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» к категории опасных производственных объектов относятся, в числе прочих, объекты, на которых получаются, используются, перерабатываются, образуются, хранятся, транспортируются, уничтожаются горючие вещества – жидкости, газы, способные самовозгораться, а также возгораться от источника зажигания и самостоятельно гореть после его удаления. В соответствии со ст.3 ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» требования промышленной безопасности – условия, запреты, ограничения и другие обязательные требования, содержащиеся в настоящем Федеральном законе, других федеральных законах, принимаемых в соответствии с ними нормативных правовых актах Президента Российской Федерации, нормативных актах Правительства Российской Федерации, а также федеральных нормах и правилах в области промышленной безопасности. Данные требования должны соответствовать нормам в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, санитарно-эпидемиологического благополучия населения, охраны окружающей среды, экологической безопасности, пожарной безопасности, охраны труда, строительства, а также обязательным требованиям, установленным в соответствии с законодательством РФ о техническом регулировании. Согласно п.3.16. СНиП 2.05.06-85* «Магистральные трубопроводы», расстояния от оси подземных и наземных (в насыпи) трубопроводов до населенных пунктов, отдельных промышленных и сельскохозяйственных предприятий, зданий и сооружений должны приниматься в зависимости от класса и диаметра трубопроводов, степени ответственности объектов и необходимости обеспечения их безопасности, но не менее значений, указанных в таблице 4. Таблицей 4 СНиП 2.05.06-85* предусмотрено, что минимальное расстояние от оси нефтепроводов диаметром свыше 1000 мм до отдельных промышленных предприятий должно быть не менее 200 метров. В соответствии с приложением 5 Санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов» рекомендуемое минимальное расстояние от магистральных нефтепроводов для транспортирования нефти до городов и поселков должно составлять 200 м. Таким образом, действующим законодательством РФ установлен запрет на возведение зданий, строений, сооружений в пределах охранной зоны и зоны минимальных расстояний до магистрального нефтепровода. Факт нахождения любых построек или сооружений в охранной зоне и зоне минимально допустимых расстояний трубопроводов создает угрозу жизни и здоровью находящихся в постройках граждан, имущественным правам и интересам собственников трубопроводов и третьих лиц, привлекаемых для обслуживания, ремонта и реконструкции трубопроводов, препятствует локализации и уменьшению последствий возможных аварий и катастроф. Согласно ст.1065 ГК РФ, опасность причинения вреда в будущем может явиться основанием к иску о запрещении деятельности, создающей такую опасность. Президиум ВС РФ в Обзоре судебной практики ВС РФ № 2 от 06.07.2016 года указал, что строения и сооружения, построенные ближе установленных строительными нормами и правилами минимальных расстояний до объектов систем газоснабжения, подлежат сносу. Законодательство, регулирующее вопросы охранных зон нефтяных магистральных трубопроводов и газовых магистральных трубопроводов, является одинаковым, поскольку опасные производственные факторы, определяющие их опасность, одни и те же. Отличие заключается только в конкретных минимально допустимых расстояниях, установленных строительными нормами и правилами (СНиП), от осей нефтяных и газовых магистральных трубопроводов различного диаметра до любых видов построек. Пункт 3 статьи 56 ЗК РФ содержит перечень ограничений прав на землю, в частности, особые условия использования земельных участков и режим хозяйственной деятельности в охранных зонах.

На основании вышеизложенного, ссылаясь также на п.12 постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 года № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», ст.6 ФЗ от 21.07.1997 года № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», ст.9 ФЗ от 21.07.1997 года № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», ст.ст.304, 305 ГК РФ, ст.ст.40, 42 ЗК РФ, истец просил: 1) обязать ответчиков за их счет осуществить снос находящихся в зоне минимально допустимых расстояний магистрального нефтепровода «Дружба-2» 438 км: нежилого производственного здания с кадастровым номером № и сооружения (железобетонного забора) с кадастровым номером № по адресу: <адрес>; 2) запретить ответчикам в дальнейшем возводить на земельном участке любые постройки, строения и сооружения без согласия собственника магистрального нефтепровода – АО «Транснефть-Дружба».

В судебном заседании 18.01.2017 года представитель истца АО «Транснефть-Дружба» по доверенности Воронкова Л.А. представила дополнительные письменные пояснения к иску представителя АО «Транснефть-Дружба» по доверенности Шанталиной Ю.А., согласно которым:

АО «Транснефть-Дружба» представлен акт приемки в эксплуатацию государственной приемочной комиссии законченного строительством второй нитки нефтепровода «Дружба» на участке № км 428-387 с узлом подключения к НПС Кузоватово км 387 (копия), приказ № от 28.04.1997 года «Об утверждении акта государственной комиссии по приемке в эксплуатацию законченной строительством второй нитки нефтепровода «Дружба» на участке № км Куйбышев-Унеча (копия). При этом в соответствии с приказом № 1231п от 01.11.2007 года «Об установлении границ технического обслуживания магистральных, технологических и вспомогательных нефтепроводов» произошло изменение нумерации километража магистрального трубопровода «Куйбышев-Унеча-2» («Дружба-2») на 30 км. В настоящий момент 428-387 км нефтепровода «Куйбышев-Унеча-2» («Дружба-2») имеет нумерацию 458-417 км, что подтверждается организационно-распорядительными документами Куйбышевского районного управления. В соответствии с приказом Куйбышевского районного управления МН «Дружба» № 186/П от 24.04.2000 года «О приведении структуры аварийно-восстановительной службы в соответствие с РД» участок, закрепленный за ОАВП «Кузнецк» по Дружбе-1 и Дружбе-2, - начиная с 256 км (п.п.4.3. приказа), а по Дружбе-1 – с 226 км (п.п.4.1. приказа), что произошло в результате изменения нумерации километража «Куйбышев-Унеча-2» («Дружба-2») на 30 км.

В письменном заявлении об уточнении исковых требований, поступившем в суд 17.05.2017 года, представитель истца АО «Транснефть-Дружба» по доверенности Мансурова О.А., ссылаясь на поступившее в суд заключение эксперта № от 27.03.2017 года и то, что этим заключением установлены фактические расстояния до строений, расположенных на земельных участках ответчика с к.н. № от магистрального нефтепровода на 438 км МН «Дружба-2», который введен в эксплуатацию в 1973 году, просила суд: 1) обязать ответчиков в течение 30 дней с момента вступления решения суда в законную силу за их счет осуществить снос находящихся в зоне минимально допустимых расстояний магистрального нефтепровода «Дружба-2» 438 км следующих строений: - части производственного здания с кадастровым номером № по адресу: <адрес> 1976 года постройки; - части производственного здания с кадастровым номером № по адресу: <адрес> (основной пристрой), 1975 года постройки, согласно графическому приложению № к заключению эксперта; - железобетонного забора (лит.1), 1984 года ввода в эксплуатацию, с кадастровым номером № и производственного здания с кадастровым номером № по адресу: <адрес> (основной пристрой), 1984 года постройки; - производственного здания с кадастровым номером № по адресу: <адрес> (основной пристрой), 1988 года постройки; 2) запретить ответчикам в дальнейшем возводить на земельном участке любые постройки, строения и сооружения без согласия собственника магистрального нефтепровода – АО «Транснефть-Дружба».

В судебном заседании 26.05.2017 года представитель истца АО «Транснефть-Дружба» по доверенности Дарьин К.В. заявление об уточнении исковых требований поддержал, и уточнение принято судом.

В судебном заседании 05.06.2017 года представитель истца АО «Транснефть-Дружба» по доверенности Мансурова О.А. настаивала на удовлетворении исковых требований и поддержала приведенные в иске и в заявлении об уточнении исковых требований обстоятельства, а также пояснила следующее:

Заключением эксперта № от 27.03.2017 года установлены фактические расстояния до строений, расположенных на земельных участках ответчиков с кадастровыми номерами №, от магистрального нефтепровода на 438 км МН «Дружба-2», который введен в эксплуатацию в 1973 году.

В настоящее судебное заседание представители истца АО «Транснефть-Дружба» по доверенностям: Воронкова Л.А. и Мансурова О.А. не явились, а представитель истца АО «Транснефть-Дружба» по доверенности Дарьин К.В. в настоящем судебном заседании настаивал на удовлетворении уточненных исковых требований и поддержал приведенные выше обстоятельства.

Ответчики Носова Л.Ю. и Носова Т.М. в суд для рассмотрения дела не явились, о времени и месте проведения судебных заседаний были извещены, в письменных заявлениях просили рассмотреть дело в их отсутствие, указав, что с заявленными исковыми требованиями не согласны и просят суд в их удовлетворении отказать.

Ответчик Носов А.П. в суд для рассмотрения дела не являлся, о времени и месте проведения судебных заседаний был извещен, в письменных заявлениях просил рассмотреть дело в его отсутствие, с участием его представителя по доверенности Митенковой А.А., указав, что с заявленными исковыми требованиями не согласен и просит суд в их удовлетворении отказать.

В ходе подготовки дела к судебному разбирательству интересы ответчика Носова А.П. представлял по доверенности Петрушов Н.М., который впоследствии в суд для рассмотрения дела не являлся, и Носов А.П. выразил желание о рассмотрении дела в его отсутствие, с участием его представителя по доверенности Митенковой А.А., а интересы ответчицы Носовой Т.М. – действующая от неё по доверенности Носова Л.Ю., впоследствии в суд для рассмотрения дела не являвшаяся и вместе с Носовой Т.М. просившая о рассмотрении дела в её отсутствие.

Представитель ответчика Носова А.П. по доверенности Митенкова А.А. в ходе рассмотрения дела просила суд в удовлетворении исковых требований отказать, считая их несостоятельными, в частности, по следующим основаниям:

В Правилах охраны магистральных трубопроводов, утвержденных постановлением Госгортехнадзора РФ от 24.04.1992 года № 9, указано, что цель настоящих Правил - обеспечение сохранности, создание нормальных условий эксплуатации и предотвращение несчастных случаев на магистральных трубопроводах (далее – «трубопроводы»), транспортирующих нефть, природный газ, нефтепродукты, нефтяной и искусственный углеводородные газы, сжиженные углеводородные газы, нестабильный бензин и конденсат, жидкий аммиак (далее - «продукцию») (п.1.1. Правил). Положения названных Правил являются обязательными для исполнения гражданами, производившими работы или какие-либо действия в районе прохождения трубопроводов (п.1.3. Правил), что в данном случае отсутствует со стороны ответчиков. Материалы фактического положения трубопровода (исполнительная съемка) с привязкой охраны зон входящих в его состав коммуникаций и объектов, должны быть переданы в соответствующие местные органы власти и управления для нанесения их на районные карты землепользования. Предприятия трубопроводного транспорта должны регулярно (не реже 1 раза в квартал) давать информацию через местное радио и печать о местах прохождения трубопроводов (п.1.4. Правил). В силу ч.1, п.п.1 ч.2, ч.3, ч.6 ст.56 ЗК РФ права на землю могут быть ограничены по основаниям, установленным ЗК РФ, федеральными законами, в том числе, могут устанавливаться следующие ограничения прав на землю: особые условия использования земельных участков и режим хозяйственной деятельности в охранных, санитарно-защитных зонах. Ограничения прав на землю устанавливаются актами исполнительных органов государственной власти, актами органов местного самоуправления, решением суда или в порядке, предусмотренном ЗК РФ для охранных зон. Ограничение прав на землю подлежит государственной регистрации в случаях и в порядке, которые установлены федеральными законами. Согласно свидетельству о государственной регистрации права на спорный земельный участок, существующие ограничения (обременения) права: не зарегистрировано. Тем самым, нарушения прав истца допущены органами местного самоуправления, что является основанием для привлечения администрации в качестве соответчика (с возможным решением вопроса о взыскании компенсации как за саму постройку, так и за земельный участок с ограниченным правом использования). Существует два понятия: лицо, допустившее нарушения, и лицо совершившее правонарушение в виде самовольной застройки, т.е. лицо может либо совершить постройку, либо допустить ее. Нефтетранспортная организация, которая не сообщала либо не предупреждала, а также не останавливала ведущуюся застройку либо какие-то другие работы в защитных зонах и в зонах минимальных расстояний, либо органы местного самоуправления (администрация), которая об этом знала и выдавала разрешения и согласования на строительство - это лица, допустившие нарушения. В Правилах отсутствует обязанность согласовывать именно возведение (строительство) построек в этих зонах (речь идет только о получении разрешения на производство работ). Для исключения возможности повреждения трубопроводов (при любом виде их прокладки) устанавливаются охранные зоны: вдоль трасс трубопроводов, транспортирующих нефть, природный газ, нефтепродукты, нефтяной и искусственный углеводородные газы - в виде участка земли, ограниченного условными линиями, проходящими в 25 метрах от оси трубопровода с каждой стороны (п.4.1. Правил). Ссылка истца на п.4.4. Правил, а именно, запрет возводить любые постройки и сооружения, некорректна, поскольку пункт в этой части гласит: «В охранных зонах трубопроводов без письменного разрешения предприятий трубопроводного транспорта запрещается: а) возводить любые постройки и сооружения на расстоянии ближе 1000 м от оси аммиакопровода, строить коллективные сады с жилыми домами, устраивать массовые спортивные соревнования, соревнования с участием зрителей, купания, массовый отдых людей, любительское рыболовство, расположение временных полевых жилищ и станов любого назначения, загоны для скота.. ... Иого толкования данный пункт не содержит. Согласно заключению эксперта ФИО21, на основе Генерального плана города Пензы, утвержденного решением Пензенской городской Думы от 28.03.2008 года № 916-44/4 и решения Пензенской городской Думы от 22.12.2009 года № 229-13/5 «Об утверждении Правил землепользования и застройки города Пензы», в графической части установлена санитарно-защитная зона для нефтепроводов, и, по выводу эксперта, спорные объекты недвижимости не входят в указанную санитарно-защитную зону магистрального нефтепровода «Дружба-2». Согласно сегодняшнему законодательству, эта зона должна ставиться на кадастр, должен устанавливаться особый режим использования территории, который по законодательству может быть установлен либо решением суда, либо актами органов местного самоуправления. В правоустанавливающих документах отражено, что земельные участки не ограничены в использовании. Согласно п.1.1. СНиП 2.05.06-85* «Магистральные трубопроводы», настоящий свод правил распространяется на проектирование новых и реконструируемых магистральных трубопроводов и ответвлений от них номинальным диаметром до 1400 включительно, с избыточным давлением среды свыше 1,2 до 10 МПа включительно (при одиночной прокладке и прокладке в технических коридорах) для транспортирования: а) нефти, нефтепродуктов (в том числе, стабильного конденсата и стабильного бензина), природного, нефтяного и искусственного углеводородных газов из районов их добычи (от промыслов), производства или хранения до мест потребления (нефтебаз, перевалочных баз, пунктов налива, газораспределительных станций, отдельных промышленных и сельскохозяйственных предприятий и портов). Для обеспечения нормальных условий эксплуатации и исключения возможности повреждения магистральных трубопроводов и их объектов вокруг них устанавливаются охранные зоны, размеры которых и порядок производства в них сельскохозяйственных и других работ регламентируются Правилами охраны магистральных трубопроводов (п.5.6. СНиП). Согласно п.5.4. СНиП, не допускается прокладка магистральных трубопроводов по территориям населенных пунктов, промышленных и сельскохозяйственных предприятий, аэродромов, железнодорожных станций, морских и речных портов, пристаней и других аналогичных объектов, кроме случаев, изложенных в п.5.5. СНиП. При прокладке магистральных нефтепроводов по территории городов и других населенных пунктов для подключения их к предприятиям по переработке, перевалке и хранению нефти должны выполняться следующие дополнительные требования: номинальный диаметр нефтепровода должен быть не более 700; рабочее давление должно быть не более 1,2 МПа, при этом уровень кольцевых напряжений в трубопроводе не должен превышать 30% нормативного предела текучести металла труб; трубопровод должен приниматься категории В; заглубление трубопровода следует принимать не менее 1,2 м; при соответствующем обосновании следует предусматривать прокладку трубопровода в стальном защитном футляре методами микротоннелирования, наклонно-направленного бурения, горизонтально--направленного бурения, защиту трубопровода железобетонными плитами, применение других технических решений, обеспечивающих безопасность нефтепровода; безопасные расстояния от нефтепровода до зданий и сооружений должны быть не менее предусмотренных в таблице 4. Для стесненных условий прохождения трассы магистральным нефтепроводом следует руководствоваться требованиями СП 125.13330. С учетом требования о номинальном диаметре нефтепровода не более 700 и положений таблицы 4 минимальное расстояние от оси нефтепроводов и нефтепродуктопроводов должно составлять не менее 150 м. В исковом заявлении истец ссылается на диаметр свыше 1000 м, что свидетельствует о допущенном со стороны истца нарушении в прокладке трубы. Спорные объекты недвижимости, по мнению двух экспертов, используются, как складские помещения, что фактически уменьшает допустимые расстояния до магистральной трубы и делает расположение объектов допустимым.

Представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, Управления Росреестра по Пензенской области в суд для рассмотрения дела не явился, о времени и месте рассмотрения проведения судебных заседаний были извещены, в письменных отзывах на иск действующая по доверенности Серикова В.В. просила рассмотреть дело без участия их представителя, разрешение заявленных требований полагала на усмотрение суда и поясняла следующее:

В Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним имеются записи о государственной регистрации права общей долевой собственности Носова А.П. (доля в праве 1/3), Носовой Л.Ю. (доля в праве 1/3), Носовой Т.М. (доля в праве 1/3) на нежилое (производственное) здание, назначение: нежилое, 2-этажное, общей площадью 4080,9 кв.м, лит. № с кадастровым номером №, и на сооружение (железобетонный забор), назначение: нежилое, общей площадью 243 кв.м, протяженностью 243,0 м, с кадастровым номером №, расположенные по адресу: <адрес>. Право собственности на земельный участок, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для размещения железнодорожных путей, общей площадью 7713 кв.м с кадастровым номером №, расположенный по адресу: относительно ориентира нежилое здание, расположенного в границах участка, адрес ориентира: <адрес>, зарегистрировано за Носовым А.П.. По сведениям ЕГРП, земельный участок, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для размещения нежилых зданий (производственные, бытовое, блок бытовых и конторских помещений) и сооружений (склады, кислородно-распределительная станция, диспетчерская, железнодорожные пути, сети электроснабжения), площадью 3305 кв.м с кадастровым номером № и земельный участок, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для размещения нежилых зданий (производственные, бытовое, блок бытовых и конторских помещений) и сооружений (склады, кислородно-распределительная станция, диспетчерская, железнодорожные пути, сети электроснабжения), площадью 26391 кв.м с кадастровым номером №, расположенные по адресу: <адрес>, находятся в общей долевой собственности следующих граждан: Носовой Т.М. (доля в праве 1/3), Носовой Л.Ю. (доля в праве 1/3), Носова А.П. (доля в праве 1/3). 06.05.2015 года на основании договора об ипотеке от 27.04.2015 года № внесена запись об ипотеке в пользу АКБ «Инвестиционный торговый банк» (публичное акционерное общество) в отношении нежилого (производственного) здания с кадастровым номером №. 29.11.2016 года запись об ипотеке прекращена на основании заявления о внесении в ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним записи о прекращении права (ограничения (обременения) права) от 25.11.2016 года №. 22.07.2015 года на основании договора об ипотеке от 27.04.2015 года № внесены записи об ипотеке в пользу АКБ «Инвестиционный торговый банк» (ПАО) в отношении земельного участка с кадастровым номером № и земельного участка с кадастровым номером №. 29.11.2016 года записи об ипотеке прекращены на основании заявлений о внесении в ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним записи о прекращении права (ограничения (обременения) права) от 25.11.2016 года № и №.. В отношении сооружения (железобетонного забора) с кадастровым номером № и земельного участка с кадастровым номером № записи об ограничениях не вносились.

Представители третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора: администрации города Пензы и ФГБУ «ФКП Росреестра» в настоящее судебное заседание не явились, о времени и месте его проведения извещены.

При этом в материалах дела имеется заявление представителя администрации города Пензы по доверенности Волковой Г.В., являвшейся ранее в судебное заседание, о рассмотрении дела в их отсутствие и принятии решения на усмотрение суда.

В письменном отзыве на иск, поступившем в суд 16.01.207 года, заместитель директора Пензенского филиала ФГБУ «ФКП Росреестра» Кудинов И.А. рассмотрение дела оставил на усмотрение суда и пояснил:

    Учреждение, руководствуясь в своей деятельности Федеральным законом от 24.07.2007 года № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» (далее - Закон о кадастре), осуществляет кадастровый учет и ведение государственного кадастра недвижимости (далее - ГКН) на территории Пензенской области. По существу заявленных требований Учреждение сообщает сведения ГКН относительно объектов недвижимости с кадастровыми номерами № и №, требование о сносе которых заявляется по настоящему гражданскому делу. Здание с кадастровым номером №, расположенное по адресу: <адрес>, является ранее учтенным объектом недвижимости. По состоянию на текущую дату по сведениям ГКН назначение объекта недвижимости - нежилое здание, наименование - нежилое (производственное) здание, литера - №, площадь - 4080,9 кв.м, количество этажей - 2. По сведениям ГКН, переданным в Учреждение в порядке обмена Управлением Росреестра по <адрес>, данный объект недвижимости находится на праве общей долевой собственности Носовой Тамары Михайловны, Носовой Леонэллы Юрьевны, Носова Алексея Петровича. Вышеуказанные сведения о помещении переданы в орган кадастрового учета в соответствии с приказом Министерства экономического развития РФ от 11.01.2011 № 1 «О сроках и Порядке включения в государственный кадастр недвижимости сведений о ранее учтенных объектах недвижимости» и внесены в ГКН в рамках гармонизации сведений ГКН и Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним на основании сведений, переданных Управлением Росреестра по Пензенской области. Сооружение с кадастровым номером №, расположенное по адресу: <адрес>, является ранее учтенным объектом недвижимости. По состоянию на текущую дату, по сведениям ГКН, назначение объекта недвижимости - сооружение, наименование - железобетонный забор, площадь - 243,0 кв.м, год ввода в эксплуатацию - 1984. По сведениям ГКН, переданным в Учреждение в порядке обмена Управлением Росреестра по Пензенской области, данный объект недвижимости находится на праве общей долевой собственности Носовой Тамары Михайловны, Носовой Леонэллы Юрьевны, Носова Алексея Петровича. Вышеуказанные сведения о сооружении в порядке п.3 ст.45 Закона о кадастре переданы в орган кадастрового учета и внесены в ГКН на основании технического паспорта от 20.05.2003, подготовленного Пензенским городским отделением Пензенского филиала ФГУП «Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ». По сведениям ГКН, объекты недвижимости с кадастровыми номерами: № и № расположены в границах земельного участка с кадастровым номером №, имеющем местоположение: г.Пенза, ул.Аустрина. Земельный участок образовался в результате раздела земельного участка с кадастровым номером № и учтен в ГКН 29.06.2015 на основании заявления о постановке на государственный кадастровый учет объекта недвижимости от 19.06.2015 и межевого плана. В границах данного объекта недвижимости сформированы 5 частей земельного участка с кадастровыми номерами: № площадью 192 кв.м, назначение части - охранная зона магистрального нефтепродуктопровода "Куйбышев - Брянск" по городу Пенза Пензенской области, учетный № площадью 303 кв.м, назначение части - охранная зона магистрального нефтепродуктопровода "Уфа - Западное направление" по городу Пенза Пензенской области, учетный № площадью 291 кв.м, назначение части - охранная зона магистрального нефтепровода "Куйбышев-Унеча-2" ("Дружба-2") с сопутствующими объектами, учетный № площадью 32 кв.м, назначение части - охранная зона газопровода подземного высокого давления ул.Совхозная, Белякова, Тиражная, Литвинова от ГРС-4 до ТЭЦ-1, учетный номер № площадью 52 кв.м, назначение части - строительство участка нефтепровода "Куйбышев-Унеча-Мозырь-1", обход г.Пенза, внешнее электроснабжение, назначение: сооружения электроэнергетики, протяженность 24216 м. В качестве дополнительной информации Учреждение сообщает, что фактическое прекращение существования объекта недвижимости требует юридического оформления путем представления заявления о снятии с государственного кадастрового учета объекта недвижимости и осуществления государственной регистрации прекращения права собственности на такой объект недвижимости. В связи с вышеуказанным Учреждение полагает необходимым отметить, что с 01.01.2017 в основной части (за исключением отдельных положений, для которых предусмотрены иные сроки) вступил в силу Федеральный закон от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» (далее - Закон о регистрации), регулирующий отношения, возникающие в связи с осуществлением на территории Российской Федерации государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации государственной регистрации, государственного кадастрового учета недвижимого имущества, подлежащего такому учету, согласно этому закону, а также ведением Единого государственного реестра недвижимости (далее – ЕГРН) и предоставлением предусмотренных данным законом сведений, содержащихся в ЕГРН. Таким образом, с 01.01.2017 кадастровый учет недвижимости и государственная регистрация прав на нее объединены в единую систему учета и регистрации. Учитывая вышеуказанное, поскольку с 01.01.2017 полномочия в сфере осуществления государственного кадастрового учета недвижимого имущества и государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Пензенской области возложены на Управление Росреестра по области, Учреждение считает необходимым при рассмотрении настоящего гражданского дела получения компетентного мнения указанного органа.

Представитель изначально участвовавшего в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, АКБ «Инвестторгбанк» (ПАО) в суд для рассмотрения дела не являлся, а затем из состава третьих лиц был исключен, и в материалах дела имеется заявление его представителя по доверенности Кармишиной Н.А. о рассмотрении дела в отсутствие представителя Банка со ссылкой на то, что в связи с тем, что перед АКБ «Инвестторгбанк» (ПАО) у ответчика отсутствуют неисполненные кредитные обязательства или договоры поручительства, Банк не имеет материально-правовой заинтересованности в исходе дела.

Выслушав объяснения представителей истца и представителя ответчика, пояснения экспертов и специалистов, исследовав материалы дела, суд находит исковые требования подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям:

В силу ст.304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

В соответствии со ст.305 ГК РФ права, предусмотренные статьями 301 - 304 настоящего Кодекса, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором; ….

Из имеющегося в материалах дела в копии распоряжения Министерства имущественных отношений РФ от 04.03.2002 года № 517-р «О подтверждении права собственности ОАО «Магистральные нефтепроводы «Дружба» на недвижимое имущество» следует, что 04 марта 2002 года утвержден акт оценки стоимости зданий и сооружений государственного предприятия – Производственное объединение магистральных нефтепроводов «Дружба» по состоянию на 1 июля 1992 года, являющийся неотъемлемой частью плана приватизации указанного предприятия, утвержденного распоряжением Госкомимущества России от 11.03.1994 года № 492-р.

Из материалов дела видно, что 11 марта 1994 года производственное объединение магистральных нефтепроводов «Дружба» (г.Брянск) распоряжением Государственного комитета РФ по управлению государственным имуществом № 492-р от 11.03.1994 года преобразовано в акционерное общество открытого типа «Магистральные нефтепроводы «Дружба» (копия распоряжения имеется в деле).

Согласно свидетельству о внесении записи в ЕГРЮЛ серии № (копия – в деле), в ЕГРЮЛ внесена запись о юридическом лице – ОАО «Магистральные нефтепроводы «Дружба» 07.04.1994 года за основным государственным регистрационным номером №.

В судебном заседании установлено и видно из Устава АО «Транснефть-Дружба» (г.Брянск, 2016 год), утвержденного решением акционера от 30 сентября 2016 года № 3 (копия части страниц - в деле), что истец является акционерным обществом, созданным путем преобразования государственного предприятия «Производственное объединение магистральных нефтепроводов «Дружба» на основании распоряжения Госкомимущества России от 11.03.1994 года № 492-р во исполнение Указа Президента РФ от 17.11.1992 года № 1403 в ОАО «Магистральные нефтепроводы «Дружба»….

Согласно п.4.2. Устава АО «Транснефть-Дружба», основными видами деятельности общества являются: эксплуатация магистрального трубопроводного транспорта; транспортировка по магистральным трубопроводам нефти, газа и продуктов их переработки; хранение нефти, газа и продуктов их переработки; реализация нефти, газа и продуктов их переработки; прием нефтепродуктов и осуществление сливо-наливных операций; охрана продукции, транспортируемой по магистральным трубопроводам, объектов магистральных трубопроводов, предназначенных для транспортирования и хранения такой продукции, иного имущества общества, в том числе, при его перевозке, необходимого для функционирования системы магистральных трубопроводов, а также обеспечение собственной и экономической безопасности общества; ….

Пунктом 2.1. Правил охраны магистральных трубопроводов, утвержденных постановлением Госгортехнадзора России от 22.04.1992 года № 9, предусмотрено, что магистральные нефтепроводы относятся к объектам повышенного риска, их опасность определяется совокупностью опасных производственных факторов процесса перекачки и опасных свойств перекачиваемой среды.

Согласно свидетельству о регистрации АВ № от 13.05.2015 года и приложению к нему (копия – в деле), выданному эксплуатирующей организации – АО «Транснефть-Дружба» Приокским управлением Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (государственным реестром опасных производственных объектом) на опасные производственные объекты, эксплуатируемые указанной организацией, которые зарегистрированы в государственном реестре опасных производственных объектов в соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 года N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», участок магистрального нефтепровода Куйбышевского районного управления (рег.номер № от 23.01.2006 года) является опасным производственным объектом и относится к I классу опасности.

В силу п.3 ст.2 ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» опасные производственные объекты в зависимости от уровня потенциальной опасности аварий на них для жизненно важных интересов личности и общества подразделяются в соответствии с критериями, указанными в приложении 2 к настоящему Федеральному закону, на четыре класса опасности, в частности, I класс опасности - опасные производственные объекты чрезвычайно высокой опасности.

В п.1 ст.9 и ст.1 того же Федерального закона закреплено, что организация, эксплуатирующая опасный производственный объект, обязана организовывать и осуществлять производственный контроль за соблюдением требований промышленной безопасности, которая определяется, как состояние защищенности жизненно важных интересов личности и общества от аварий на опасных производственных объектах и последствий указанных аварий.

В силу п.7 и п.13 ст.2 ФЗ «О безопасности объектов топливно-энергетического комплекса» от 21.07.2011 года № 256-ФЗ «О безопасности объектов топливно-энергетического комплекса» магистральный нефтепровод является линейным объектом топливно-энергетического комплекса, предназначенным для передачи нефти, а АО «Транснефть-Дружба» является субъектом топливно-энергетического комплекса, владеющим на праве собственности магистральным нефтепроводом, на которого, согласно ст.6 названного ФЗ, возложена обязанность по обеспечению безопасности объектов топливно-энергетического комплекса.

Статья 12 ФЗ от 21.07.2011 года № 256-ФЗ предусматривает обязанность эксплуатирующей организации осуществлять комплекс специальных мер по безопасному функционированию объектов топливно-энергетического комплекса, локализации и уменьшению последствий чрезвычайных ситуаций.

АО «Транснефть-Дружба» было проведено комиссионное обследование земельного участка в охранной зоне и в зоне минимально допустимых расстояний линейной части магистрального нефтепровода «Дружба-2» на 438 км, в границах г.Пензы Пензенской области, о чем составлен акт осмотра. Из акта осмотра земельных участков на линейной части магистрального нефтепровода «Куйбышев-Унеча-2» в границах: Пензенская область, г.Пенза, от 01.11.2016 года (копия – в деле), составленного комиссией в составе: начальника НПС «Пенза-1» ФИО16, начальника ЛАЭС НПС «Пенза-1» ФИО17, главного специалиста отдела благоустройства территории района ФИО18, в присутствии Носова А.П., следует, что при осмотре земельных участков, находящихся в зоне минимально допустимых расстояний на 438 км МН «Куйбышев-Унеча-2», выявлено, что на 438 км МН «Куйбышев-Унеча-2», на земельном участке с кадастровым номером № по адресу: <адрес>, в 54 м и 168 м от оси нефтепровода, находятся: железобетонный забор и производственное здание по адресу: <адрес>.

Таким образом, в результате обследования был выявлен факт нахождения по адресу: <адрес>, в 54 м от оси нефтепровода, принадлежащего ответчикам железобетонного забора и на расстоянии 168 м от оси нефтепровода - принадлежащего ответчикам нежилого (производственного) здания в границах земельных участков с кадастровыми номерами: №, принадлежащих на праве собственности ответчикам, что подтверждается выписками из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, а также вышеприведенными сведениями ГКН, и не оспаривалось ответчиками.

В адрес ответчиков истцом было направлено письмо с требованием об устранении нарушений в охранной зоне, зоне минимально допустимых расстояний магистрального нефтепровода «Дружба-2», но требования не исполнены.

В соответствии с подп.«в» п.1 приложения 1 к ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» к категории опасных производственных объектов относятся, в числе прочих, объекты, на которых получаются, используются, перерабатываются, образуются, хранятся, транспортируются, уничтожаются горючие вещества – жидкости, газы, способные самовозгораться, а также возгораться от источника зажигания и самостоятельно гореть после его удаления.

В соответствии со ст.3 ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» требования промышленной безопасности – условия, запреты, ограничения и другие обязательные требования, содержащиеся в настоящем Федеральном законе, других федеральных законах, принимаемых в соответствии с ними нормативных правовых актах Президента Российской Федерации, нормативных актах Правительства Российской Федерации, а также федеральных нормах и правилах в области промышленной безопасности.

Данные требования должны соответствовать нормам в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, санитарно-эпидемиологического благополучия населения, охраны окружающей среды, экологической безопасности, пожарной безопасности, охраны труда, строительства, а также обязательным требованиям, установленным в соответствии с законодательством РФ о техническом регулировании.

Согласно п.3.16. СНиП 2.05.06-85* «Магистральные трубопроводы», расстояния от оси подземных и наземных (в насыпи) трубопроводов до населенных пунктов, отдельных промышленных и сельскохозяйственных предприятий, зданий и сооружений должны приниматься в зависимости от класса и диаметра трубопроводов, степени ответственности объектов и необходимости обеспечения их безопасности, но не менее значений, указанных в таблице 4.

Таблицей 4 СНиП 2.05.06-85* предусмотрено, что минимальное расстояние от оси нефтепроводов диаметром свыше 1000 мм до отдельных промышленных предприятий должно быть не менее 200 метров.

В соответствии с приложением 5 Санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов» рекомендуемое минимальное расстояние от магистральных нефтепроводов для транспортирования нефти до городов и поселков должно составлять 200 м.

Таким образом, действующим законодательством РФ установлен запрет на возведение зданий, строений, сооружений в пределах охранной зоны и зоны минимальных расстояний до магистрального нефтепровода.

Факт нахождения любых построек или сооружений в охранной зоне и зоне минимально допустимых расстояний трубопроводов создает угрозу жизни и здоровью находящихся в постройках граждан, имущественным правам и интересам собственников трубопроводов и третьих лиц, привлекаемых для обслуживания, ремонта и реконструкции трубопроводов, препятствует локализации и уменьшению последствий возможных аварий и катастроф.

Президиум ВС РФ в Обзоре судебной практики ВС РФ № 2 от 06.07.2016 года указал, что строения и сооружения, построенные ближе установленных строительными нормами и правилами минимальных расстояний до объектов систем газоснабжения, подлежат сносу.

Законодательство, регулирующее вопросы охранных зон нефтяных магистральных трубопроводов и газовых магистральных трубопроводов, является одинаковым, поскольку опасные производственные факторы, определяющие их опасность, одни и те же. Отличие заключается только в конкретных минимально допустимых расстояниях, установленных строительными нормами и правилами (СНиП), от осей нефтяных и газовых магистральных трубопроводов различного диаметра до любых видов построек.

Пункт 3 статьи 56 ЗК РФ содержит перечень ограничений прав на землю, в частности, особые условия использования земельных участков и режим хозяйственной деятельности в охранных зонах.

Согласно п.1 ст.90 ЗК РФ, землями транспорта признаются земли, которые используются или предназначены для обеспечения деятельности организаций и (или) эксплуатации объектов автомобильного, морского, внутреннего водного, железнодорожного, воздушного и иных видов транспорта и права на которые возникли у участников земельных отношений по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.

В подп.1 и 2 абз.1 п.6 и п.8 ст.90 ЗК РФ указано, что в целях обеспечения деятельности организаций и эксплуатации объектов трубопроводного транспорта могут предоставляться земельные участки для размещения наземных объектов системы нефтепроводов, газопроводов, иных трубопроводов; размещения наземных объектов, необходимых для эксплуатации, содержания, строительства, реконструкции, ремонта наземных и подземных зданий, сооружений, устройств и других объектов трубопроводного транспорта; земельные участки, предоставленные под строительство, реконструкцию, капитальный ремонт объектов трубопроводного транспорта, из состава земель других категорий не подлежат переводу в категорию земель транспорта и предоставляются на период осуществления строительства, реконструкции, капитального ремонта таких объектов; на земельные участки, где размещены подземные объекты трубопроводного транспорта, относящиеся к линейным объектам, оформление прав собственников объектов трубопроводного транспорта в порядке, установленном настоящим Кодексом, не требуется; у собственников земельных участков возникают ограничения прав в связи с установлением охранных зон таких объектов.

При строительстве зданий и сооружений в охранных зонах нефтяных магистральных трубопроводов должны соблюдаться нормативные расстояния до нефтепроводов, установленные строительными правилами (СП) и СНиПами. Нарушение строительных правил и СНиПов при строительстве означает, что такая постройка обладает признаками самовольной.

АО «Транснефть-Дружба» представлен акт приемки в эксплуатацию государственной приемочной комиссии законченного строительством второй нитки нефтепровода «Дружба» на участке № км 428-387 с узлом подключения к НПС Кузоватово км 387 (копия), приказ № от 28.04.1997 года «Об утверждении акта государственной комиссии по приемке в эксплуатацию законченной строительством второй нитки нефтепровода «Дружба» на участке № км Куйбышев-Унеча (копия).

При этом в соответствии с приказом № 1231п от 01.11.2007 года «Об установлении границ технического обслуживания магистральных, технологических и вспомогательных нефтепроводов» произошло изменение нумерации километража магистрального трубопровода «Куйбышев-Унеча-2» («Дружба-2») на 30 км, в связи с чем в настоящий момент 428-387 км нефтепровода «Куйбышев-Унеча-2» («Дружба-2») имеет нумерацию 458-417 км, что подтверждается организационно-распорядительными документами Куйбышевского районного управления.

В соответствии с приказом Куйбышевского районного управления МН «Дружба» № 186/П от 24.04.2000 года «О приведении структуры аварийно-восстановительной службы в соответствие с РД» участок, закрепленный за ОАВП «Кузнецк» по Дружбе-1 и Дружбе-2, - начиная с 256 км (п.п.4.3. приказа), а по Дружбе-1 – с 226 км (п.п.4.1. приказа), что произошло в результате изменения нумерации километража «Куйбышев-Унеча-2» («Дружба-2») на 30 км.

На основании изложенного суд приходит к выводу о том, что истец является законным владельцем нефтепровода на 438 км МН «Куйбышев-Унеча-2» («Дружба-2»), который до настоящего времени является действующим, что следует из искового заявления и объяснений представителей истца в суде, а также декларации промышленной безопасности опасных производственных объектов Куйбышевского районного управления АО «Транснефть-Дружба» 2015 года (извлечения (копия) на 12 листах – в деле), которая внесена в Реестр деклараций промышленной безопасности с присвоением регистрационного номера №, что видно из уведомления Ростехнадзора от 12.11.2015 года, исх. № (копия на 2 листах – в деле).

В судебном заседании установлено, что в ЕГРН имеются записи о государственной регистрации права общей долевой собственности Носова А.П. (доля в праве 1/3), Носовой Л.Ю. (доля в праве 1/3), Носовой Т.М. (доля в праве 1/3) на нежилое (производственное) здание, назначение: нежилое, 2-этажное, общей площадью 4080,9 кв.м, лит. №, с кадастровым номером №, и на сооружение (железобетонный забор), назначение: нежилое, общей площадью 243 кв.м, протяженностью 243,0 м, с кадастровым номером №, расположенные по адресу: <адрес>.

Также установлено, что право собственности на земельный участок, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для размещения железнодорожных путей, общей площадью 7713 кв.м с кадастровым номером №, расположенный по адресу: относительно ориентира нежилое здание, расположенного в границах участка, адрес ориентира: <адрес>, зарегистрировано за Носовым А.П..

Из материалов дела следует, что земельный участок, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для размещения нежилых зданий (производственные, бытовое, блок бытовых и конторских помещений) и сооружений (склады, кислородно-распределительная станция, диспетчерская, железнодорожные пути, сети электроснабжения), площадью 3305 кв.м с кадастровым номером № и земельный участок, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для размещения нежилых зданий (производственные, бытовое, блок бытовых и конторских помещений) и сооружений (склады, кислородно-распределительная станция, диспетчерская, железнодорожные пути, сети электроснабжения), площадью 26391 кв.м с кадастровым номером №, расположенные по адресу: <адрес>, находятся в общей долевой собственности следующих граждан: Носовой Т.М. (доля в праве 1/3), Носовой Л.Ю. (доля в праве 1/3), Носова А.П. (доля в праве 1/3).

Указанные обстоятельства, помимо объяснений представителя ответчика Носова А.П. и представителей третьих лиц: Управления Росреестра по Пензенской области и ФГБУ «ФКП Росреестра», усматриваются из имеющихся в материалах дела в копиях выписок из ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним от 21.11.2016 года №, №, от 27.10.2016 года №, №, № (копии - в деле).

Кроме того, в соответствии со сведениями ГКН, представленными суду ФГБУ «ФКП Росреестра», объекты недвижимости с кадастровыми номерами: № и № расположены в границах земельного участка с кадастровым номером №, имеющем местоположение: <адрес>, который образовался в результате раздела земельного участка с кадастровым номером № и учтен в ГКН 29.06.2015 на основании заявления о постановке на государственный кадастровый учет объекта недвижимости от 19.06.2015 и межевого плана; в границах данного объекта недвижимости сформированы 5 частей земельного участка с кадастровыми номерами: № площадью 192 кв.м, назначение части - охранная зона магистрального нефтепродуктопровода "Куйбышев - Брянск" по городу Пенза Пензенской области, учетный № площадью 303 кв.м, назначение части - охранная зона магистрального нефтепродуктопровода "Уфа - Западное направление" по городу Пенза Пензенской области, учетный № площадью 291 кв.м, назначение части - охранная зона магистрального нефтепровода "Куйбышев-Унеча-2" ("Дружба-2") с сопутствующими объектами, учетный № площадью 32 кв.м, назначение части - охранная зона газопровода подземного высокого давления ул.Совхозная, Белякова, Тиражная, Литвинова от ГРС-4 до ТЭЦ-1, учетный № площадью 52 кв.м, назначение части - строительство участка нефтепровода "Куйбышев-Унеча-Мозырь-1", обход г.Пенза, внешнее электроснабжение, назначение: сооружения электроэнергетики, протяженность 24216 м.

При таких обстоятельствах доводы представителя ответчика Носова А.П. об ином фактическом использовании производственного здания с кадастровым номером № (как складские помещения, что, по ее мнению, фактически уменьшает допустимые расстояния до магистральной трубы и делает расположение спорных объектов (нежилых помещений) допустимым), об отсутствии ограничений в использовании земельных участков с кадастровыми номерами: №, № и №, расположенных по адресу: <адрес>, не могут быть приняты судом во внимание.

При этом, как видно из описанных выше и иных имеющихся в деле документов (в частности, инвентарной карточки учета объекта основных средств – линейной части трубопровода Д-2 ДУ 1220, объекта на участке 437-458 км, № от 02.09.1973 года, копия – в деле, нижеприведенного заключения эксперта АНО «НИЛСЭ» № от 27.03.2017 года) и отзыва ФГБУ «ФКП Росреестра» на иск, строительство и сдача в эксплуатацию нефтепровода были осуществлены до образования земельных участков ответчиков и строительства принадлежащих им спорных объектов недвижимости.

В целях правильного разрешения спора судом по ходатайству представителя ответчика Носова А.П. по доверенности Митенковой А.А. определением от 18.01.2017 года по делу была назначена и проведена судебная строительно-техническая экспертиза, производство которой было поручено АНО «Научно-исследовательская лаборатория судебных экспертиз».

Из заключения эксперта № от 27.03.2017 года следует, что:

1.(1). фактическое расстояние от магистрального нефтепровода на 438 км МН «Куйбышев-Унеча-2» составляет: до железобетонного забора по адресу: <адрес> с кадастровым номером № - от 82,65 м до 101,59 м; до производственного здания по адресу: <адрес> с кадастровым номером № - от 130,73 м до 135,79 м;

2.(1). производственное здание с кадастровым номером № по адресу: <адрес>, а именно, Лит.Б (производственное здание) - 1975 г.п., частично находится в зоне минимально допустимых расстояний (150 метров от оси нефтепровода, согласно СНиП II-Д.10-62 [3], п.3.14., табл. 4) от магистрального нефтепровода «Дружба-2», 1973 года ввода в эксплуатацию, и частично находится в зоне минимально допустимых расстояний (200 метров от оси нефтепровода, согласно СП 36.13330.2012 [6], п.1.15., табл.4) от магистрального нефтепровода «Дружба-2», 1973 года ввода в эксплуатацию;

3.(1). производственное здание с кадастровым номером № по адресу: <адрес>, а именно, Лит.Б 1 (основной пристрой) - 1975 г.п., частично находится в зоне минимально допустимых расстояний (150 метров от оси нефтепровода, согласно СНиП II-Д.10-62 [3], п.3.14., табл.4) от магистрального нефтепровода «Дружба-2», 1973 года ввода в эксплуатацию, и полностью находится в зоне минимально допустимых расстояний (200 метров от оси нефтепровода, согласно СП 36.13330.2012 [6], п.1.15., табл.4) от магистрального нефтепровода «Дружба-2», 1973 года ввода в эксплуатацию;

4.(1). производственное здание с кадастровым номером № по адресу: <адрес>, а именно, Лит.Б2 (трансформаторная подстанция) - 1975 г.п., не находится в зоне минимально допустимых расстояний (150 метров от оси нефтепровода, согласно СНиП II-Д.10-62 [3], п.3.14., табл.4) от магистрального нефтепровода «Дружба-2», 1973 года ввода в эксплуатацию, но находится в зоне минимально допустимых расстояний (200 метров от оси нефтепровода, согласно СП 36.13330.2012 [6], п.1.15., табл.4) от магистрального нефтепровода «Дружба-2», 1973 года ввода в эксплуатацию;

5.(1). железобетонный забор (Лит.1), 1984 года ввода в эксплуатацию, с кадастровым номером № и производственное здание с кадастровым номером № по адресу: <адрес>, а именно, Лит.Б3 (основной пристрой) - 1984 г.п., находятся в зоне минимально допустимых расстояний (200 метров от оси нефтепровода, согласно СНиП 11-45-75 [4], п.3.12., табл.4) от магистрального нефтепровода «Дружба-2», 1973 года ввода в эксплуатацию, и находятся в зоне минимально допустимых расстояний (200 метров от оси нефтепровода, согласно СП 36.13330.2012 [6], п.1.15., табл.4) от магистрального нефтепровода «Дружба-2», 1973 года ввода в эксплуатацию;

6.(1). производственное здание с кадастровым номером № по адресу: <адрес>, а именно, Лит.Б4 (основной пристрой) - 1988 г.п., находится в зоне минимально допустимых расстояний (200 метров от оси нефтепровода, согласно СНиП 2.05.06-85* [5], п.3.16., табл.4*) от магистрального нефтепровода «Дружба-2», 1973 года ввода в эксплуатацию, и находится в зоне минимально допустимых расстояний (200 метров от оси нефтепровода, согласно СП 36.13330.2012 [6], п.1.15., табл. 4) от магистрального нефтепровода «Дружба-2», 1973 года ввода в эксплуатацию;

7.(1). железобетонный забор (Лит.1), 1984 года ввода в эксплуатацию, с кадастровым номером № и производственное здание с кадастровым номером № по адресу: <адрес> не находятся в охранной зоне (25 метров от оси нефтепровода, согласно п.4.1. Правил охраны магистральных трубопроводов) от магистрального нефтепровода «Дружба-2», 1973 года ввода в эксплуатацию;

8.(2). в районе нахождения спорных объектов ранее введен в эксплуатацию магистральный нефтепровод;

9.(3). частичное сохранение производственного здания с кадастровым номером № по адресу: <адрес>, а именно, Лит.Б (производственное здание) и Лит.Б1 (основной пристрой), возможно в границах, указанных в графическом приложении № 4 к заключению эксперта при расположении в зоне минимально допустимых расстояний (150 метров от оси нефтепровода, согласно СНиП II-Д.10-62 [3], п.3.14., табл.4) от магистрального нефтепровода «Дружба-2»;

10.(3). частичное сохранение производственного здания с кадастровым номером № по адресу: <адрес>, а именно, Лит.Б (производственное здание), возможно в границах, указанных в графическом приложение № к заключению эксперта, при расположении в зоне минимально допустимых расстояний (200 метров от оси нефтепровода, согласно СП 36.13330.2012 [6], п.7.15., табл.4) от магистрального нефтепровода «Дружба-2»;

11.(3). возможно полное сохранение производственного здания с кадастровым номером № по адресу: <адрес>, а именно, Лит.Б2 (трансформаторная подстанция), при расположении в зоне минимально допустимых расстояний (150 метров от оси нефтепровода, согласно СНиП II-Д.10-62 [3], п.3.14. табл.4) от магистрального нефтепровода «Дружба-2» границах.

    При этом следует отметить, что под [3] в заключении эксперта № от 27.03.2017 года указаны СНиП II-Д.10-62. «Магистральные трубопроводы. Нормы проектирования»., введенные в 1963 году; под [4] - СНиП II-45-75 «Магистральные трубопроводы. Нормы проектирования»., введенные 01.01.1976 года, под [5] - СНиП 2.05.06-85* «Магистральные трубопроводы», введенные 01.01.1986 года, под [6] – СП 36.13330.2012. «Магистральные трубопроводы», введенные 01.07.2013 года.

    Будучи допрошенным в судебном заседании, сделавший вышеназванное заключение, эксперт ФИО19 и участвовавший в проведении экспертизы по ходатайству со стороны истца специалист ООО «Адвокат» ФИО20, производивший съемку ситуации смежной границы и строений, заключение эксперта № от 27.03.2017 года поддержали.

В материалы дела ответчиком было представлено заключение эксперта ООО «Центр Деловой Помощи» - кадастрового инженера ФИО21, согласно которому (по третьему из трех вопросов и наряду с прочим), при проведении топографической съемки установлено: нежилое (производственное) здание находится на отметках 140.74, 140.61 (балтийская система высот), по оси магистрального нефтепровода отметки 140.33 и 139.19, железобетонный забор расположен на отметках 144.14, ось магистрального нефтепровода расположена на отметках 142.34, из чего следует, что, согласно СНиП II-<адрес>, СНиП II-45-75, СНиП 2.05.06-85* [5], п.3.1.6 (табл.4*), СП 36.13330.2012 [6], п.7.15. (табл.4), при расположении зданий и сооружений на отметках выше отметок нефтепроводов и нефтепродуктопроводов допускается уменьшение указанных в поз.1, 2, 4 и 10 расстояний до 25% при условии, что принятые расстояния должны быть не менее 50 м.

Будучи допрошенным в судебном заседании в качестве специалиста, ФИО21 свое заключение поддержал.

В связи с необходимостью дополнительного исследования вопроса о нахождении (или отсутствии такого) спорных объектов в зоне минимально допустимых расстояний от магистрального нефтепровода судом была назначена дополнительная судебная строительно-техническая экспертиза, проведение которой поручено ФБУ пензенская ЛСЭ Минюста России.

Так, из заключения эксперта № от 26.07.2017 года следует, что:

1. с учетом перепадов высот на местности производственное здание с кадастровым номером № по адресу: <адрес>, а именно, Лит.Б (производственное здание), Лит.Б1 (основной пристрой) - 1975 г.п., по состоянию на ввод в эксплуатацию не находятся в зоне минимально допустимых расстояний (112,5 метров от оси нефтепровода, согласно СНиП II-Д.10-62, п.3.14., табл.4) от магистрального нефтепровода на 438 км МН «Куйбышев-Унеча-2» и частично находятся в зоне минимально допустимых расстояний (150 метров от оси нефтепровода, согласно СП 36.13330.2012, п.7.15., табл.4) от магистрального нефтепровода на 438 км МН «Куйбышев-Унеча-2» по состоянию на сегодняшний момент;

с учетом перепадов высот на местности производственное здание с кадастровым номером № по адресу: <адрес>, а именно, Лит.Б2 (трансформаторная подстанция) - 1975 г.п., по состоянию на ввод в эксплуатацию не находится в зоне минимально допустимых расстояний (112,5 метров от оси нефтепровода, согласно СНиП II-Д.10-62, п.3.14., табл.4) от магистрального нефтепровода на 438 км МН «Куйбышев-Унеча-2», и не находится в зоне минимально допустимых расстояний (150 метров от оси нефтепровода, согласно СП 36.13330.2012, п.7.15., табл.4) от магистрального нефтепровода на 438 км МН «Куйбышев-Унеча-2» по состоянию на сегодняшний момент;

с учетом перепадов высот на местности производственное здание с кадастровым номером № по адресу: <адрес>, а именно, Лит.Б3 (основной пристрой) – 1984 г.п., Лит.Б4 (основной пристрой) - 1988 г.п., по состоянию на сегодняшний момент и по состоянию на ввод в эксплуатацию находятся в зоне минимально допустимых расстояний (150 метров от оси нефтепровода, согласно СНиП II-45-75, п.3.12., табл.4, СНиП 2.05.06-85*, п.3.16, табл.4*, СП 36.13330.2012, п.7.15., табл.4) от магистрального нефтепровода на 438 км МН «Куйбышев-Унеча-2»;

с учетом перепадов высот на местности железобетонный забор, Лит.1 (1984 г.п.) с кадастровым номером № по состоянию на ввод в эксплуатацию находится в зоне минимально допустимых расстояний (150 метров от оси нефтепровода, согласно СНиП II-45-75, п.3.12., табл.4) от магистрального нефтепровода на 438 км МН «Куйбышев-Унеча-2» и находится в зоне минимально допустимых расстояний (150 метров от оси нефтепровода, согласно СП 36.13330.2012, п.7.15., табл.4) от магистрального нефтепровода «Дружба-2» по состоянию на сегодняшний момент;

2. минимальный размер зоны МДР от оси МН «Дружба-2», 438 км, в месте нахождения объектов ответчиков при существующем перепаде высот на местности по состоянию на сегодняшний момент составляет 150 м, по состоянию на ввод в эксплуатацию производственного здания, Лит.Б, Лит.Б1, Лит.Б2 (1975 г.п.) минимальный размер зоны МДР от оси МН «Дружба-2», 438 км, в месте нахождения строений при существующем перепаде высот на местности составляет 112,5 м.

Аналогичное изложенному в заключении эксперта № от 26.07.2017 года ФБУ Пензенская ЛСЭ Минюста России усматривается из графических приложений № и № к этому заключению, в которых отражены схемы фактического прохождения магистрального нефтепровода МН «Куйбышев-Унеча-2» на 438 км в <адрес>, при зоне обеспечения безопасности в населенных пунктах от оси нефтепровода, соответственно, по 150 м и по 112,5 м в обе стороны с учетом перепадов высот на местности.

Будучи допрошенной в судебном заседании, сделавший заключение № от 26.07.2017 года эксперт ФИО22 это заключение поддержала.

Суд полагает, что заключение эксперта № от 26.07.2017 года ФБУ Пензенская ЛСЭ Минюста России соответствует требованиям, предъявляемым к нему Федеральным законом N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», а ФИО22 является незаинтересованным в исходе дела в пользу той или иной стороны лицом, предупреждена об уголовной ответственности по ст.307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения, имеет высшее образование, квалификацию инженера-строителя по специальности «Экспертиза и управление недвижимостью», стаж работы по специальности – с 2006 года, квалификацию судебного эксперта-строителя по специальности 16.1 «Исследование строительных объектов и территорий, функционально связанных с ними, в том числе, с целью проведения их оценки», стаж экспертной работы по которой – с 2011 года, дополнительное профессиональное образование по экспертной специальности Исследование строительных объектов и территорий, функционально связанных с ними, в том числе, с целью проведения их оценки», дополнительное профессиональное образование по программе «Оценка стоимости предприятия (бизнеса)», квалификацию судебного эксперта-землеустроителя по специальности 27.1 «Исследование объектов землеустройства, в том числе, с определением их границ на местности», стаж экспертной работы по которой с 2014 года.

При таких обстоятельствах суд считает необходимым положить в основу принимаемого решения заключение эксперта № от 26.07.2017 года ФБУ Пензенская ЛСЭ Минюста России и графическое приложение № к нему, полагая, что зона обеспечения безопасности в населенных пунктах от оси нефтепровода – по 112,5 м в обе стороны от оси, согласно СНиП II-Д.10-62 «Магистральные трубопроводы», с учетом перепадов высот на местности.

Между тем, нельзя не отметить и то, что при принятии решения также принимается во внимание заключение эксперта № от 27.03.2017 года АНО «НИЛСЭ» в части, не противоречащей заключению эксперта № от 26.07.2017 года ФБУ Пензенская ЛСЭ Минюста России, поскольку ФИО19 и ФИО20, как и ФИО22, являются незаинтересованными в исходе дела в пользу той или иной стороны лицами, предупреждены об уголовной ответственности по ст.307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения, ФИО19 имеет высшее образование, квалификацию инженера-строителя по специальности «Экспертиза и управление недвижимостью», квалификацию судебного эксперта-строителя по специальности 16.1 «Исследование строительных объектов и территорий, функционально связанных с ними, в том числе, с целью проведения их оценки», стаж экспертной работы по которой – с 2006 года, занимает должность эксперта АНО «НИЛСЭ», а ФИО20 имеет среднее профессиональное образование по специальности «Землеустройство», квалификацию «Техник-землеустроитель», стаж работы в ООО «Адвокат» - с 02.05.2017 года.

В силу ч.3 ст.35 Конституции РФ никто не может быть лишен своего имущества иначе, как по решению суда.

В то же время в соответствии с ч.3 ст.17 Конституции РФ осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Обязанность по выполнению мероприятий промышленной безопасности упоминаемого в настоящем решении суда объекта (магистрального нефтепровода), отнесенного к опасным производственным объектам, лежит на истце.

Соответственно, у истца имеется право и обязанность требовать устранения нарушений требований безопасности.

Как разъяснено в пунктах 23 и 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» в случае, когда недвижимое имущество, право на которое зарегистрировано, имеет признаки самовольной постройки, наличие такой регистрации не исключает возможности предъявления требования о его сносе.

В соответствии с п.1 ст.222 ГК РФ самовольной постройкой является здание, сооружение или другое строение, возведенные, созданные на земельном участке, не предоставленном в установленном порядке, или на земельном участке, разрешенное использование которого не допускает строительства на нем данного объекта, либо возведенные, созданные без получения на это необходимых разрешений или с нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности, оно не вправе распоряжаться постройкой – продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки; самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет, … (п.2 ст.222 ГК РФ).

На основании вышеизложенного доводы представителя ответчика Носова А.П., приведенные выше, не могут являться основанием для отказа истцу в удовлетворении иска в отношении частей объектов: под лит.Б3 и лит.Б4 (основных пристроев) и лит.1 (железобетонного забора) в соответствии с графическим приложением № к заключению эксперта № от 26.07.2017 года ФБУ Пензенская ЛСЭ Минюста России, которые находятся в зоне минимально допустимых расстояний от оси магистрального нефтепровода и, соответственно, подлежат сносу ответчиками либо за их счет, нахождение данных объектов в этой зоне является недопустимым и опасным, противоречит закону, создает угрозу жизни и здоровью людям и препятствует эксплуатации опасного производственного объекта эксплуатирующей организацией.

В остальной части иска (в части объектов по литерами Б, Б1 и Б2 по указанному выше адресу и полного сноса объектов под литерами Б3, Б4 и 1) истцу следует отказать, поскольку они не входят в зону МДР.

Доводы представителя ответчика Носова А.П. – Митенковой А.А. о том, что отсутствует ограничение земельного участка её доверителя, судом отклоняются, поскольку не могут свидетельствовать о законности возведенных ответчиками частей вышеназванных объектов недвижимости (лит.Б3 (основной пристрой) и лит.Б4 (основной пристрой), а также лит.1 (железобетонный забор)) по <адрес>.

Как следует из материалов дела, строительство и эксплуатация магистрального нефтепровода в рассматриваемой части было осуществлено до образования земельных участков и строений, сооружения ответчиков, поэтому нарушений при строительстве магистрального нефтепровода «Куйбышев-Унеча-2» на 438 км действовавших норм и правил не имелось.

Данный факт свидетельствует о том, что рассматриваемый магистральный нефтепровод на момент его возведения не создавал угрозы жизни и здоровью граждан и населения.

Исходя из приведенных норм Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» от 21.07.1997 года N 116-ФЗ, организация, эксплуатирующая магистральные нефтепроводы, обязана устранить нарушения зон минимально допустимых расстояний до магистральных нефтепроводов.

Возведением строений, сооружения ближе минимальных расстояний до объектов системы нефтеснабжения нарушаются права истца на безопасную эксплуатацию магистрального нефтепровода, поскольку расположение спорных строений, сооружения (Лит.Б3 (основного пристроя) и Лит.Б4 (основного пристроя), а также Лит.1 (железобетонного забора) по <адрес>) вблизи участка магистрального нефтепровода может повлечь неблагоприятные последствия в случае возникновения аварийной ситуации на опасном производственном объекте.

Срок сноса частично сносимых настоящим решением суда объектов суд считает необходимым определить, как просил истец, - в ответчиков в течение 30 дней с момента вступления настоящего решения суда в законную силу (ст.206 ГПК РФ).

При этом, руководствуясь п.1 ст.1065 ГК РФ о том, что опасность причинения вреда в будущем может явиться основанием к иску о запрещении деятельности, создающей такую опасность, суд также считает необходимым запретить Носовой Л.Ю., Носовой Т.М. и Носову А.П. в дальнейшем возводить на земельных участках по адресу: <адрес>, в районе дома № любые постройки, строения и сооружения без согласия собственника магистрального нефтепровода – АО «Транснефть-Дружба».

На основании изложенного исковые требования АО «Транснефть-Дружба» подлежат частичному удовлетворению.

Представителем ответчика Носова А.П. – Митенковой А.А. в судебном заседании 29.092017 года заявлено о пропуске истцом срока исковой давности для предъявления требования об устранении нарушений в зоне минимально допустимых расстояний магистрального нефтепровода, которое она обосновала статьями: 195, 196, 199, 200 ГК РФ, главой 12 ГК РФ в целом и просила на этом основании отказать истцу в иске, полагая срок истекшим.

В соответствии со ст.196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса; срок исковой давности не может превышать десять лет со дня нарушения права, для защиты которого этот срок установлен, за исключением случаев, установленных Федеральным законом от 6 марта 2006 года N 35-ФЗ "О противодействии терроризму".

В силу п.1 ст.197 ГК РФ для отдельных видов требований законом могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком.

Пункты 1 и 2 статьи 1999 ГК РФ указывают на то, что требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности; исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения; истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Между тем, согласно абз.1 и 5 ст.208 ГК РФ, исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (статья 304).

В абз.1 п.7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 09.12.2010 N 143 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения арбитражными судами статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации» также содержатся разъяснения о том, что на требование о сносе самовольной постройки, создающей угрозу жизни и здоровью граждан, исковая давность не распространяется.

Таким образом, так как предъявление иска о сносе самовольных построек в данном случае связано не с нарушением гражданского права конкретного лица (истца), а с устранением постоянной угрозы, которую создает сохранение этих построек, установленные ГК РФ правила об исковой давности применению не подлежат.

В силу п.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы; ….

Истцом при подаче иска была уплачена государственная пошлина в размере 6 000 руб., которая, исходя из положений п.1 ст.98 ГПК РФ, подлежит возмещению ему частично, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований, в сумме 3 000 руб., путем взыскания с ответчиков (с каждого) по 1 000 руб..

Руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

                

РЕШИЛ:

Исковые требования АО «Транснефть-Дружба» к Носовой Леонэлле Юрьевне, Носовой Тамаре Михайловне и Носову Алексею Петровичу об устранении нарушений в зоне минимально допустимых расстояний магистрального нефтепровода удовлетворить частично.

Обязать Носову Леонэллу Юрьевну, Носову Тамару Михайловну и Носова Алексея Петровича в течение 30 дней с момента вступления настоящего решения суда в законную силу собственными силами либо за их счет осуществить снос находящихся в зоне минимально допустимых расстояний магистрального нефтепровода «Дружба-2», 438 км, следующих строений:

- части нежилого (производственного) здания с кадастровым номером № по адресу: <адрес>, лит.Б3 (основной пристрой), 1984 года постройки, согласно графическому приложению № к заключению эксперта № от 26.07.2017 года ФБУ Пензенская ЛСЭ Минюста России;

- части нежилого (производственного) здания с кадастровым номером № по адресу: <адрес>, лит.Б4 (основной пристрой), 1988 года постройки, согласно графическому приложению № к заключению эксперта № от 26.07.2017 года ФБУ Пензенская ЛСЭ Минюста России;

- части сооружения (железобетонного забора) (лит.1), 1984 года ввода в эксплуатацию, общей площадью 243 кв.м, протяженностью 243,0 м, с кадастровым номером №, расположенного по адресу: <адрес>, согласно графическому приложению № к заключению эксперта № от 26.07.2017 года ФБУ Пензенская ЛСЭ Минюста России.

Запретить Носовой Леонэлле Юрьевне, Носовой Тамаре Михайловне и Носову Алексею Петровичу в дальнейшем возводить на земельных участках по адресу: <адрес>, в районе дома № любые постройки, строения и сооружения без согласия собственника магистрального нефтепровода – АО «Транснефть-Дружба».

В остальной части иска истцу АО «Транснефть-Дружба» отказать.

Взыскать с Носовой Леонэллы Юрьевны, Носовой Тамары Михайловны и Носова Алексея Петровича в пользу АО «Транснефть-Дружба» в возврат расходов по оплате государственной пошлины 3 000 руб. – по 1 000 руб. с каждого.

Решение может быть обжаловано в Пензенский областной суд через Октябрьский районный суд города Пензы в течение месяца со дня принятия в окончательной форме.

    Решение в окончательной форме принято 25.10.2017 года.

            СУДЬЯ

    


Распечатать:     Сохранить:                            


Источник документа
Источник карточки дела