Решение по делу 4У-1471/2017 [44У-137/2017]


Распечатать:     Сохранить:                            

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

президиума Оренбургского областного суда

дело № 44у-137/2017

г. Оренбург 18 сентября 2017 года

Президиум Оренбургского областного суда в составе:

председательствующего – Емельянова В.А.,

членов президиума: Акчуриной Г.Ж., Кужабаева М.Д., Ушакова В.М., Хакимовой О.В.,

с участием заместителя прокурора Оренбургской области Вязикова А.П.,

адвоката Бурумбаева Р.С.,

при секретаре Самохиной И.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденной Музафаровой А.Р. на приговор Центрального районного суда г. Оренбурга от 13 июля 2016 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Оренбургского областного суда от 17 ноября 2016 года в отношении

Музафаровой А.Р., родившейся (дата) в (адрес), гражданки РФ, ранее не судимой.

По приговору Центрального районного суда г. Оренбурга от 13 июля 2016 года Музафарова А.Р. осуждена по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года № 26-ФЗ) к штрафу в размере 350 000 рублей.

На основании ч. 5 ст. 72 УК РФ с учётом ее содержания под стражей назначенное наказание в виде штрафа смягчено до 300 000 рублей.

Этим же приговором осуждены Н.О.В. и Я.С.Н.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Оренбургского областного суда от 17 ноября 2016 года приговор Центрального районного суда г. Оренбурга от 13 июля 2016 года изменён.

Постановлено исключить указание суда об использовании в качестве доказательств: акта оперативного эксперимента от (дата) и рапорта об обнаружении признаков преступления от (дата).

В остальной части приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Оренбургского областного суда Городкова А.В., изложившего обстоятельства дела, содержание судебных решений, мотивы кассационной жалобы и постановления о передаче кассационной жалобы вместе с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, объяснения осужденной Музафаровой А.Р. и адвоката Бурумбаева Р.С., поддержавших доводы кассационной жалобы осужденной в полном объеме, мнение заместителя прокурора Оренбургской области Вязикова А.П. о необходимости изменения судебных решений, президиум Оренбургского областного суда

У С Т А Н О В И Л :

по приговору суда Музафарова А.Р. признана виновной в том, что группой лиц по предварительному сговору совершила покушение на мошенничество, то есть на хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, с использованием служебного положения, с причинением значительного ущерба гражданину.

Свой преступный умысел, направленный на хищение денежных средств потерпевших в сумме 200000 рублей, Музафарова А.Р. до конца довести не смогла по не зависящим от нее обстоятельствам.

Преступление совершено в период с (дата) при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденная Музафарова А.Р. ставит вопрос об отмене судебных решений ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также ввиду допущенных по делу грубейших нарушений норм уголовно-процессуального закона при проведении предварительного и судебного следствия.

Утверждает, что она не виновна в совершении данного преступления. Указывает на нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные на стадии возбуждения уголовного дела, в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства, на несоблюдение судом принципов равноправия сторон, беспристрастности и справедливости, рассмотрения дела в разумные сроки, нарушение права на защиту в связи с отклонением ходатайств стороны защиты, в том числе о вызове свидетелей и проведении экспертиз. Считает, что уголовное дело рассмотрено с обвинительным уклоном. Заявляет о незаконности задержания, судебных решений об аресте и заключении под стражу, об отказе в удовлетворении ходатайств об изменении меры пресечения. Указывает на нарушение территориальной подсудности. Считает, что за основу приговора взяты недопустимые доказательства, оперативно-розыскные мероприятия проведены с нарушением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», она не является субъектом преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, поскольку должностным лицом не являлась и никакими распорядительными полномочиями по отношению к потерпевшим не обладала. Указывает, что суд апелляционной инстанции не дал мотивированных ответов на доводы ее апелляционной жалобы.

Президиум находит кассационную жалобу осужденной
Музафаровой А.Р. подлежащей частичному удовлетворению по следующим основаниям.

В силу статьи 4011 УПК РФ суд кассационной инстанции проверяет по кассационной жалобе, представлению только законность судебного решения, вступившего в законную силу, то есть правильность применения судом норм уголовного и уголовно-процессуального права.

С учетом ограничения, установленного данной нормой уголовно-процессуального закона в ее взаимосвязи с положе 17a1 ниями ч. 1 ст. 415 УПК РФ, судебное решение не может быть обжаловано сторонами и пересмотрено в кас­сационном порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ, по такому основа­нию, как несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам уголовно­го дела, установленным судом первой инстанции.

Уголовное дело в отношении Музафаровой А.Р. рассмотрено с соблюдением принци­пов состязательности и равноправия сторон. Обвинительный приговор в отноше­нии Музафаровой А.Р. соответствует требованиям ст.ст. 297, 304, 307, 308 УПК РФ, в нём указаны обстоятельства преступного деяния, признанного судом доказанным, проанализированы доказательства и им дана оценка. Судом проверены все выдвинутые осуждённой в свою защиту доводы, в том числе о ее невиновности в совершении вышеуказанного преступления.

Всем исследованным в судебном заседании доказательствам дана оценка с точки зрения их относимости и допустимости, совокупность доказательств су­дом обоснованно признана достаточной для правильного разрешения уголовно­го дела и постановления приговора.

Выводы суда о виновности Музафаровой А.Р. в совершённом ею преступлении основаны на совокупности допустимых, достоверных и достаточных доказательств, собранных на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании с участием сторон и подробно изложенных в приговоре.

В соответствии с требованиями п. 2 ст. 307 УПК РФ суд указал в приговоре мотивы, по которым принял одни доказательства и отверг другие, в том числе убедительно мотивировал свои выводы относительно достоверности показаний потерпевших и свидетелей, взятых за основу приговора. Вопросы допустимости и относимости доказательств были рассмотрены судом согласно требованиям главы 10 УПК РФ.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона в ходе судебного и предварительного следствия, которые бы путём лишения и ограничения прав участников уголовного судопроизводства или иным путём повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, не установлено.

Доводы, аналогичные изложенным в настоящей жалобе, о допущенных нарушениях уголовно-процессуального закона, в том числе о нарушениях при возбуждении уголовного дела, были проверены судом апелляционной инстанции и обоснованно признаны несостоятельными с приведением мотивированных выводов в апелляционном определении, оснований не согласиться с которыми президиум не усматривает.

Вопреки доводам жалобы протоколы осмотра места происшествия от (дата), постановление о производстве выемки от (дата) и протокол выемки обоснованно признаны допустимыми доказательствами, поскольку судом установлено и отражено в приговоре, что после возбуждения уголовного дела (дата) его производство поручено постановлением заместителя прокурора Оренбургской области Берижицким С.П. следственной группе в составе Заикина М.Г. и Гузеева Н.А., руководителем группы, которой осуществлён сбор вышеперечисленных доказательств, назначен Заикин М.Г., в связи с чем законность следственных действий сомнений не вызывает.

По материалам дела судом проверены даты поступления оперативно-розыскных материалов из УФСБ России в прокуратуру начиная с (дата) и противоречий в сроках их оформления и направления не установлено. Большая разница в присвоенных номерах связана с направлением их из разных источников, имеющих собственную нумерацию, что отражено в приговоре.

Дана оценка в приговоре и доводам о нарушении порядка представления и рассекречивания результатов оперативно-розыскной деятельности. Данные доводы опровергнуты со ссылкой на имеющиеся в материалах дела сведения о надлежащем представлении и рассекречивании данных материалов. Допрошенные в судебном заседании понятые Т.С.Н. и А.И.Н. подтвердили правильность отражённых в акте обработки, переписи и передачи денежных купюр от (дата). Также судом отмечено, что указанное время (4 минуты) отражает именно время непосредственной передачи денег М.А.М., без учёта времени их обработки и ксерокопирования, отсутствие оригиналов согласия М.А.М. и Х.А.А. на прослушивание телефонных переговоров не ставит под сомнение их допустимость, поскольку потерпевшие подтвердили в суде, что ими было дано добровольное согласие на это.

В приговоре приведены убедительные, основанные на совокупности допустимых доказательств выводы о том, что прослушивание осуществлено именно телефонных соединений осуждённых и потерпевших, при этом также было установлено, между кем и когда состоялись разговоры и кто являлся их инициатором.

В ходе проверки доводов осуждённой нарушений закона при выполнении требований ст. 217 УПК РФ не установлено, поскольку участие адвоката подтверждено материалами дела, в связи с чем обоснованно отклонены ходатайства об истребовании сведений об участии адвоката в указанный период в других процессах и установлении биллинга по номерам телефонов Музафаровой А.Р., П.А.О., М.К.А.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона при исследовании и оценке доказательств, которые могли повлиять на правильность установления судом фактических обстоятельств дела и привести к судебной ошибке, по делу не установлено.

Вместе с тем суд, правильно установив фактические обстоятельства дела, дал действиям Музафаровой А.Р. неверную юридическую оценку.

На основании ч. 4 ст. 34 УК РФ лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части УК РФ, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника.

Как следует из приговора, суд квалифицировал действия Музафаровой А.Р. по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ, как покушение на мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с использованием служебного положения, с причинением значительного ущерба гражданину.

Из установленных судом обстоятельств следует, что, являясь должностными лицами и представителями власти, Н.О.В. (***) и Я.С.Н. (***), а также адвокат Музафарова А.Р. вступили в сговор между собой на хищение путем обмана и злоупотребления доверия денежных средств в размере 200 000 рублей, принадлежащих М.А.М. и Х.А.А. При этом личное участие подсудимой Музафаровой А.Р. в совершении данного преступления выразилось в том, что она, используя свое положение адвоката, вступила в преступный сговор на его совершение с Я.С.Н. и Н.О.В., являвшимися должностными лицами, сформировала у М.А.М. и Х.А.А. ложное мнение о необходимости передачи через нее сотрудникам милиции денег в сумме 200 000 рублей как единственной возможности непривлечения их к уголовной ответственности, контролировала сбор и передачу ей денежных средств, в ходе телефонных разговоров и личных встреч с М.А.М., Х.А.А., их родственниками, ложно утверждая последним о скором их задержании и привлечении к уголовной ответственности; в получении от М. и Х. 50 000 рублей для достижения преступной цели и передаче их Я.С.Н. в служебном кабинете последней.

Как указал суд в приговоре, Музафарова А.Р., действуя группой лиц по предварительному сговору с Я.С.Н. и Н.О.В., понимала и осознавала преступный характер их действий, совершаемых с использованием служебного положения и всячески содействовала достижению единой преступной цели.

Между тем, признавая Музафарову А.Р. соисполнителем преступления, связанного с использованием служебного положения, суд оставил без внимания, что согласно п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 года № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» под лицами, использующими своё служебное положение при совершении мошенничества (ч. 3 ст. 159 УК РФ), следует понимать должностных лиц, обладающих признаками, предусмотренными примечанием 1 к ст. 285 УК РФ, государственных и муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК РФ.

Действия организаторов, подстрекателей и пособников мошенничества, заведомо для них совершённых лицом с использованием служебного положения, квалифицируются по соответствующей части ст. 33 УК РФ и по ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Учитывая, что, будучи адвокатом, Музафарова А.Р. не была наделена полномочиями представителя власти, организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции не выполняла, признание ее соисполнителем преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ, а также квалификация ее действий без соответствующей ссылки на ст. 33 УК РФ являются неверными, поскольку признаками специального субъекта осужденная не обладала, свои мошеннические действия не могла бы осуществить без использования Н.О.В. и Я.С.Н. своего служебного положения, которые снабжали ее необходимой информацией, вызвали по повестке потерпевших в здание ОВД ***, где Н.О.В. прямо было указано М.А.М. и Х.А.А. о необходимости передачи денежных средств в размере 200 000 рублей во избежание привлечения их к уголовной ответственности и для прекращения уголовного дела.

Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что осуждённая Музафарова А.Р. фактически оказывала содействие Н.О.В. и Я.С.Н. в совершении мошенничества с использованием ими служебного положения. В связи с этим действия Музафаровой А.Р. подлежали квалификации по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ, как пособничество в покушении на мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с использованием служебного положения, с причинением значительного ущерба гражданину.

При указанных обстоятельствах приговор Центрального районного суда г. Оренбурга от 13 июля 2016 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Оренбургского областного суда от 17 ноября 2016 года в отношении Музафаровой А.Р. подлежат изменению, а назначенное ей наказание – смягчению.

Руководствуясь ст. 401.14 УПК РФ, президиум Оренбургского областного суда

ПОСТАНОВИЛ:

кассационную жалобу осужденной Музафаровой А.Р. удовлетворить частично.

Приговор Центрального районного суда г. Оренбурга от 13 июля 2016 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Оренбургского областного суда от 17 ноября 2016 года в отношении Музафаровой А.Р. изменить.

Переквалифицировать действия Музафаровой А.Р. с ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от
07 марта 2011 года № 26-ФЗ) на ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года № 26-ФЗ), по которой назначить ей наказание в виде штрафа в размере 300 000 рублей.

На основании ч. 5 ст. 72 УК РФ с учётом содержания Музафаровой А.Р. под стражей в период с (дата) по (дата) и в период с (дата) по (дата) назначенное ей наказание в виде штрафа смягчить до 200 000 рублей.

В остальной части судебные решения в отношении Музафаровой А.Р. оставить без изменения.

Председательствующий: В.А.Емельянов


Распечатать:     Сохранить:                            


Источник документа
Источник карточки дела