Решение по делу 33-974/2013


Распечатать:     Сохранить:                            

Дело № 33-974

Докладчик: Букалова Е.А.

Судья: Авраменко О.В.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

15 мая 2013 года Судебная коллегия по гражданским делам Орловского областного суда в составе:

председательствующего        Циркуновой О.М.

судей                    Букаловой Е.А., Корневой М.А.

при секретаре            Журавлевой И.Ю.

в открытом судебном заседании в г. Орле рассмотрела гражданское дело по апелляционной жалобе Т.Ю.В. на решение Железнодорожного районного суда г. Орла от 06 февраля 2013 года, которым постановлено:

«В удовлетворении иска Т.Ю.В. к Открытому акционерному обществу «Страховая группа МСК» о взыскании страхового возмещения отказать».

Заслушав доклад судьи Орловского областного суда Букаловой Е.А., выслушав объяснения Т.Ю.В. и ее представителя Ч.А.А., поддержавших доводы жалобы в полном объеме, возражения на жалобу представителя ОАО «СГ МСК» Ф.А.В., судебная коллегия по гражданским делам Орловского областного суда

установила:

Т.Ю.В. обратилась в суд с иском к ОАО «Страховая группа МСК» (далее ОАО «СГ МСК») в лице Орловского филиала о взыскании страхового возмещения.

В обоснование заявленных требований указывала, что <дата> произошло ДТП с участием автомобиля <...> рег. знак № под управлением К.В.Н. и автомобиля <...> рег. знак № под ее управлением, в результате которого её автомобиль получил механические повреждения.

На момент ДТП гражданская ответственность истицы была застрахована в ОАО «СГ «МСК», в которую она обратилась с заявлением о прямом возмещении убытков.

После осмотра автомобиля ОАО «СГ МСК» выплатило ей страховое возмещение в сумме <...> руб.

Не согласившись с размером выплаты, она для определения стоимости восстановительного ремонта автомобиля обратилась в ООО «Агентство ОПИК», по отчету которого стоимость восстановительного ремонта автомобиля <...> без учета износа составляет <...> руб., с учетом износа – <...> руб., величина дополнительной утраты товарной стоимости – <...> руб.

Просила суд взыскать с ОАО «СГ МСК» в ее пользу в счет возмещения вреда имуществу <...> руб., величину утраты товарной стоимости транспортного средства в размере <...> руб., стоимость услуг по проведению оценки в размере <...> руб., расходы по оплате услуг представителя в сумме <...> рублей и оплате государственной пошлины в размере <...> рублей.

Представитель ответчика Ф.А.В. указанные исковые требования не признал, полагая, что страховая компания ошибочно произвела истице выплату страхового возмещения, поскольку вина застрахованного ими лица – второго участника ДТП К.В.Н. – в его совершении не установлена.

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе Т.Ю.В. ставит вопрос об отмене решения суда и вынесении нового решения об удовлетворении её исковых требований.

Указывает на то, что суд необоснованно учел заключение эксперта И.Е.М., не сделавшего вывода о конкретном виновнике ДТП, несмотря на то, что большинство недостающих данных в схеме ДТП, на что ссылался эксперт, возможно установить из дислокации дорожных знаков и разметки на данном участке дороги, а также при опросе участников ДТП и понятых, присутствовавших при составлении указанной схемы, что судом сделано не было.

Считает, что судом не в полной мере исследованы все доказательства, имеющие значения для дела.

Полагает, что по настоящему делу необходимо назначить судебную экспертизу для сбора недостающей информации и установления обстоятельств дорожно-транспортного происшествия.

Кроме того, указывает, что эксперт И.Е.М. не обладал необходимой квалификацией по исследованию обстоятельств ДТП, что судом никак не оценено.

Проверив законность и обоснованность обжалуемого решения в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, то есть, в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для его отмены.

Согласно ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

В силу ст. 931 ч. 4 ГК РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Согласно ст. 1072 ГК РФ юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

В соответствии со ст. 7 Федерального закона № 40 от 25.04.2002 «Об обязательном страховании ответственности владельцев транспортных средств» страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая обязуется возместить причиненный вред, при возмещении вреда имуществу одного потерпевшего, составляет не более 120 тысяч рублей.

Как следует из материалов дела, <дата> в <...> час. на <адрес> произошло дорожно-транспортное происшествие с участием принадлежащего Т.Ю.В. автомобиля <...> рег. знак № под ее управлением и автомобиля <...> рег. знак № под управлением К.В.Н., в результате которого автомобили получили механические повреждения.

Согласно справке о дорожно-транспортном происшествии от <дата> автомобилю Т.Ю.В. причинены механические повреждения переднего бампера, передних правого и левого крыльев, рамки передней, переднего левого шруса, левого амортизатора, цапфы, левого рычага, тормозного шланга, левого датчика АБС, левой стойки, переднего левого колесного диска, подкрылка переднего левого, переднего левого кронштейны, передней левой фары, воздуховода переднего левого, дефлектора радиатора. Автомобилю К.В.Н. причинены механические повреждения переднего правого крыла, передней правой тяги, переднего правого поворота блок-фары, передней правой двери. В действиях водителя К.В.Н. отмечено нарушение п. 9.10 ПДД и совершение правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст.12.15 КоАП РФ (л.д. 70).

Постановлением ст. инспектора по ИАЗ ОГИБДД МО МВД РФ «Мценский» К.В.Н. от <дата> виновным в совершении указанного правонарушения признан К.В.Н. (л.д. 69).

Гражданская ответственность Т.Ю.В. на момент ДТП была застрахована в ОАО «Страховая группа МСК», которое выплатило ей в порядке прямого урегулирования убытков <...> руб. (л.д. 8, 12).

Согласно отчету ООО «Агенство ОПИК» от <дата> стоимость восстановительного ремонта автомобиля <...> без учета износа составляет <...> руб., с учетом износа - <...> руб., величина дополнительной утраты товарной стоимости – <...> руб. (л.д. 21-33).

Проверяя возражения К.В.Н. относительно его виновности в совершенном ДТП, судом первой инстанции была назначена судебная автотехническая экспертиза, производство которой было поручено ИП И.Е.М.

Из заключения эксперта И.Е.М. от <дата> следует, что ДТП <дата> с участием водителей Т.Ю.В. и К.В.Н. имело место при следующих обстоятельствах: транспортные средства <...> и <...>, двигавшиеся в попутном направлении (автомобиль <...> позади автомобиля <...>) со стороны <адрес> с неустановленной скоростью, при осуществлении автомобилем <...> поворота налево на прилегающую территорию АЗС столкнулись на полосе встречного движения на расстоянии 1 м от осевой линии разметки. Ширина проезжей части 6м.

Механические повреждения автомобилей соответствуют указанному водителями механизму ДТП, ввиду отсутствия исходных данных, более вероятный механизм ДТП определить не представляется возможным.

Исходя из версии обстоятельств ДТП, предложенной К.В.Н., о том, что Т.Ю.В. совершала маневр поворота налево при выезде с прилегающей территории с включенным правым указателем поворота, К.В.Н. должен был руководствоваться п.п. 10.1 и 9.10 ПДД, а Т.Ю.В. - п. 8.2 ПДД.

Исходя из версии обстоятельств ДТП, предложенной Т.Ю.В., о том, что она совершала левый поворот на АЗС с включенным левым сигналом поворота, а К.В.Н., двигавшийся сзади нее, совершил обгон через сплошную линии разметки, последний должен был руководствоваться п. 11.2 ПДД, а Т.Ю.В.ВА. – п. 8.1 ПДД.

Свои выводы И.Е.М. подтвердил в суде первой инстанции, пояснив, что в связи с отсутствием привязки места столкновения и необходимых исходных данных они были сделаны на основании показаний участников ДТП в судебном заседании. Также указал, что из их версий можно сделать вывод о боковом столкновении автомобилей и об обоюдном нарушении водителями Правил дорожного движения.

Допрошенный в суде апелляционной инстанции эксперт И.Е.М. помимо изложенного пояснил, что угол столкновения транспортных средств составляет 10градусов±5градусов, то есть, транспортные средства в момент столкновения находились относительно друг друга почти параллельно. Место столкновения (1 м от осевой линии разметки), уточненное со слов водителей, в совокупности с локализацией повреждений на автомобилях может свидетельствовать как о совершении маневра водителем Т.Ю.В. по пологой траектории от правого края проезжей части, так и о запрещенном на данном участке дороги маневре обгона через сплошную линию разметки, совершенном К.В.Н.

Допрошенный судом апелляционной инстанции в качестве специалиста Д.Н.А. пояснил, что исходя из отраженных в схеме ДТП и объяснениях водителей сведений о дорожной обстановке и обстоятельствах происшествия, следует, что момент опасности для К.В.Н. возник внезапно, поскольку отсутствует след торможения.

Вместе с тем, столкновение автомобилей всего в одном метре от осевой линии разметки с учетом указанного в заключении эксперта угла их столкновения и скоростей движения, указанных водителями (20 км/ч у автомобиля Т.Ю.В., 50-60 км/ч у автомобиля К.В.Н.) свидетельствует о возможном совершении К.В.Н. обгоне в нарушение Правил через сплошную линию разметки либо о не соблюдении им дистанции и обязанности затормозить при возникновении опасности.

Исходя из первоначальных объяснений Т.Ю.В., данных в ОГИБДД МО МВД РФ «Мценский» <дата>, следует, что она, подъезжая к АЗС, включила левый указатель поворота. При выполнении маневра в момент нахождения ее автомобиля уже на встречной полосе черная «Волга» ударила ее транспортное средство в левый бок (л.д.128).

При этом, дополняя свою позицию в ходе судебного разбирательства, Т.Ю.В. поясняла, что видела следующую позади себя «Волгу» в зеркало заднего вида. О движении данного автомобиля в нарушение Правил по встречной полосе ею не заявлялось.

Объяснениями К.В.Н. от <дата> (л.д.127), поддерживаемыми им в ходе всего судебного разбирательства, подтверждается, что он двигался позади автомобиля Т.Ю.В. со скоростью 50 км/ч. При подъезде к АЗС на ее автомобиле <...> был включен указатель правого поворота, поэтому он начал объезжать его слева.

В соответствии с п.п.8.1, 8.2 Правил дорожного движения, утв. Постановлением Совета Министров -Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090 (с изменениями), перед началом движения, перестроением, поворотом (разворотом) и остановкой водитель обязан подавать сигналы световыми указателями поворота соответствующего направления, а если они отсутствуют или неисправны - рукой. При выполнении маневра не должны создаваться опасность для движения, а также помехи другим участникам дорожного движения.

Подача сигнала указателями поворота или рукой должна производиться заблаговременно до начала выполнения маневра и прекращаться немедленно после его завершения (подача сигнала рукой может быть закончена непосредственно перед выполнением маневра). При этом сигнал не должен вводить в заблуждение других участников движения.

Подача сигнала не дает водителю преимущества и не освобождает его от принятия мер предосторожности.

В силу пунктов 9.10, 10.1 и 11.2 вышеуказанных Правил водитель должен соблюдать такую дистанцию до движущегося впереди транспортного средства, которая позволила бы избежать столкновения, а также необходимый боковой интервал, обеспечивающий безопасность движения.

Водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил.

При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства.

Водителю запрещается выполнять обгон в случаях, если транспортное средство, движущееся впереди по той же полосе, подало сигнал поворота налево.

Анализ указанных положений позволяет констатировать, что для водителя, совершающего поворот, установлена не только обязанность подать соответствующий сигнал, но и обязанность подать его заблаговременно, не вводя в заблуждение участников движения, а при выполнении маневра – не создавать опасность для движения и помехи иным участникам дорожного движения.

При этом для водителей, следующих за впереди идущими транспортными средствами, установлена обязанность выбирать режим вождения, соответствующий дорожной обстановке и позволяющий в случае возникновения опасности, которую они в состоянии обнаружить, снизить скорость вплоть до остановки, а также не обгонять поворачивающее налево транспортное средство.

Оценивая в совокупности изложенные обстоятельства и подтверждающие их доказательства, включая выводы эксперта и пояснения специалиста, судебная коллегия приходит к выводу о наличии в действиях водителей Т.Ю.В. и К.В.Н. обоюдной вины в совершении указанного ДТП, поскольку материалами дела подтверждено нарушение ими вышеуказанных пунктов ПДД.

При этом судебная коллегия находит степень вины водителей Т.Ю.В. и К.В.Н. в произошедшем ДТП равной, принимая во внимание приведенные выше нормы права и установленные по делу обстоятельства.

Каких-либо бесспорных доказательств, позволяющих сделать категоричный вывод о виновности в ДТП одного конкретного водителя в нарушение ст. 56 ГПК РФ, сторонами ни районному суду, ни суду апелляционной инстанции не представлено. Ходатайств суду первой инстанции об истребовании дополнительных к исследованным им доказательствам, в удовлетворении которых сторонам было бы необоснованно отказано, не заявлялось.

В этой связи доводы апелляционной жалобы о необходимости отмены обжалуемого решения ввиду неисследованности судом всех имеющих значение для дела доказательств, необъективности заключения эксперта и постановления указанного решения лишь на выводах эксперта, не обладавшего необходимой квалификаций, являются несостоятельными.

Напротив, вывод суда об отказе Т.Ю.В. в удовлетворении ее исковых требований мотивирован отсутствием в приобщенных к настоящему делу материалах об административном правонарушении доказательств вины в произошедшем ДТП К.В.Н., а, следовательно, отсутствием правовых оснований для возложения на ответчика обязанности по выплате страхового возмещения.

Вместе с тем, судебная коллегия, соглашаясь с необходимостью отказа в удовлетворении иска Т.Ю.В. по существу спора, по изложенным выше основаниям не может согласиться с законностью обоснования данного вывода суда.

В соответствии с п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п.

Поскольку при рассмотрении дела в суде первой инстанции была установлена обоюдная вина водителей в ДТП, которую судебная коллегия и сочла равной по степени, исходя из стоимости восстановительного ремонта автомобиля Т.Ю.В. <...> с учетом износа по отчету об оценке ООО «Агентство ОПИК» в <...> руб., ответчик должен был бы выплатить ей <...> руб. (50 % от указанной стоимости).

Вместе с тем, материалами дела подтверждено, что за наступление страхового случая ОАО «СГ МСК» произвело истице выплату страхового возмещения в сумме <...> руб., что превышает сумму, на которую она вправе претендовать при установленных выше обстоятельствах.

Следовательно, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований, однако данный вывод суд неверно обосновал материалами административного производства, так как в данном случае подлежали разрешению гражданско-правовые отношения сторон. Более того, вынесенное по делу об административном правонарушении постановление инспектора ОГИБДД не имеет преюдициального значения по настоящему делу ввиду необходимости соблюдения принципа непосредственности в исследовании доказательств, добытых по делу, предусмотренного ст.157 ГПК РФ.

Таким образом, судебная коллегия, хотя и усматривает нарушение норм процессуального прав при рассмотрении иска Т.Ю.В., полагает, что они не привели к нарушению чьих-либо прав и вынесению неправильного по существу решения, поэтому оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Орловского областного суда

определила:

Решение Железнодорожного районного суда г. Орла от 06 февраля 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Т.Б.В. – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи


Распечатать:     Сохранить:                            


Источник документа
Источник карточки дела