Решение по делу 4Г-18/2017 - (4Г-1828/2016) [44Г-24/2017]


Распечатать:     Сохранить:                            

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

президиума суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры

12 мая 2017 года                                                   г. Ханты-Мансийск

Президиум суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры в составе:

председательствующего Бабинова В.К.,

членов президиума: Блиновской Е.А., Дука Е.А., Шкилёва П.Б., Остапенко В.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по иску С., А., К., Т. к Бюджетному учреждению Ханты-Мансийского автономного округа - Югры «Няганская городская станция скорой медицинской помощи» о восстановлении нарушенных трудовых прав по кассационной жалобе главного врача Бюджетного учреждения Ханты-Мансийского автономного округа - Югры «Няганская городская станция скорой медицинской помощи» И. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 31 мая 2016 года,

Заслушав доклад судьи суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры Максименко И.В., президиум суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры,

установил:

С., А., К., Т. обратились в суд с иском к Бюджетному учреждению Ханты-Мансийского автономного округа - Югры «Няганская городская станция скорой медицинской помощи» (далее БУ «НГ станция скорой медицинской помощи», Учреждение), с учетом уточненных требований, о возложении обязанности отменить приказ от (дата) (номер), предоставлять дополнительные отпуска, взыскании компенсации морального вреда по (сумма).

Требования мотивированы тем, что С., А., К., Т. работают санитарами в Учреждении. В связи с работой в условиях воздействия вредных производственных факторов работодатель предоставлял истцам ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск в количестве 14 календарных дней. Однако, на основании приказа от (дата) (номер) предоставление указанного отпуска отменено, с чем истцы не согласны, так как условия труда не изменились.

Истцы С., А., К., Т. в судебном заседании исковые требования поддержали.

Представитель ответчика С. требования не признала.

Решением Няганского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 25 февраля 2016 года С., А., К., Т. в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 31 мая 2016 года решение Няганского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 25 февраля 2016 года отменено, принято новое решение, которым на БУ «Няганская городская станция скорой медицинской помощи» возложена обязанность отменить приказ от (дата) (номер) «О внесении изменений в предоставление дополнительных дней за вредные условия труда» в отношении С., А., К., Т. , предоставлять им ежегодные дополнительные оплачиваемые отпуска продолжительностью 14 календарных дней в связи с работой во вредных условиях, взыскана в пользу истцов компенсация морального вреда по (сумма) каждому, в бюджет муниципального образования город Нягань взыскана государственная пошлина в размере (сумма).

В поданной 8 октября 2016 года и поступившей в суд Ханты-Мансийского автономного округа – Югры 25 октября 2016 года кассационной жалобе представителем заявителя ставится вопрос об отмене апелляционного определения, оставлении в силе решения суда первой инстанции.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 31 октября 2016 года дело истребовано из суда первой инстанции, 27 февраля 2016 года дело поступило в суд Ханты-Мансийского автономного округа – Югры.

Определением судьи суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры Максименко И.В. от 17 апреля 2017 года кассационная жалоба представителя БУ «Няганская городская станция скорой медицинской помощи» с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании президиума суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке. В судебное заседание суда кассационной инстанции не явились истцы С., А., К., Т. , ответчик Учреждение. Истцы о причинах неявки не сообщили, ответчик просил о рассмотрении дела в его отсутствие. Президиум суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, президиум находит жалобу подлежащей удовлетворению, так как имеются предусмотренные законом основания для отмены в кассационном порядке обжалуемого постановления.

Из материалов дела следует, что С., А., К., Т. работали в БУ ХМАО-Югры «Няганская городская станция скорой медицинской помощи». С (дата) истцы переведены на должность санитаров (т.1 л.д. 37, 42-43, 87-88, 102-103).

В соответствии с условиями трудового договора, работнику предоставляется ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск продолжительностью 12 рабочих дней в связи с вредными условиями труда.

По результатам специальной проверки условий труда, проведенной обособленным подразделением в городе Нягани Автономной некоммерческой организацией Ханты-Мансийского автономного округа-Югры «Региональный центр охраны труда» согласно представленной карте специальной оценки условий труда (далее СОУТ) (номер) от (дата), а также протокола измерений (оценки) тяжести трудового процесса (номер) от (дата) рабочего места санитара итоговый класс условий труда установлен - 3.1, в связи с чем (согласно заключению), фактический уровень вредного фактора не соответствует гигиеническим нормативам, то есть дополнительный отпуск за вредные условия труда указанным работникам не положен (т.1.л.д.159 - 160,162).

На основании того, что СОУТ определено отсутствие вредных и (или) опасных условий труда, Учреждение (дата) направило истцам уведомление об изменении существенных условий труда трудового договора в части предоставления дополнительного отпуска (т.1 л.д.46-48, 111-112).

С учетом проведенной аттестации рабочего места санитара, был издан приказ за (номер) от (дата) о внесении изменений в предоставление дополнительных дней за вредные и (или) опасные условия труда, в соответствии с которым истцам, исполняющим работу санитара, дополнительный отпуск за вредные и (или) опасные условия труда был отменен (т. 1. л.д.50,51, 159).

Согласно заключению Департамента труда и занятости населения Ханты-Мансийского автономного округа-Югры от (дата) (номер) экспертизы по правомерности проведенной в декабре 2014 года оценки условий труда истцов, выполняющих работу в качестве санитаров в БУ «Няганская городская станция скорой медицинской помощи» в городе Нягани, на основании определения суда от (дата), не установлены вредные и опасные факторы производственной среды и трудового процесса на момент проведения специальной оценки условий труда в декабре 2014 года и идентифицированы в соответствии с Классификатором вредных и (или) опасных производственных факторов (Приложение 2 к при Минтруда России от 24 января 2014 года № ЗЗн), что на дату проведения специальной оценки (декабрь 2014 года) соответствуют государственным нормативным требованиям охраны труда (т.2 л.д.52).

Разрешая спор в части требований истцов об отмене приказа, суд первой инстанции исходил из положений части 3 статьи 350 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно которой отдельным категориям медицинских работников может быть предоставлен ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск. Установив, что действующим законодательством не предусмотрено предоставление дополнительного отпуска для должности санитара, суд первой инстанции отказал С., А., К., Т. в удовлетворении требований об отмене приказа по прекращению предоставления им дополнительного отпуска за работу в особых условиях труда.

Поскольку суд первой инстанции не установил фактов нарушения трудовых прав С., А., К., Т. , в удовлетворении иска о взыскании компенсации морального вреда им также было отказано.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции исходил из того, что приказом Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 20 января 2015 года № 24Н «О внесении изменений в Методику проведения специальной оценки условий труда и Классификатор вредных и (или) опасных производственных факторов, утвержденные приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 24 января 2014 года № 33н» внесены дополнения, которыми при воздействии биологического фактора (работы с патогенными микроорганизмами) отнесение условий труда к классу (подклассу) условий труда осуществляется независимо от концентрации патогенных организмов и без проведения исследований (испытаний) и измерений в отношении рабочих мест медицинских и иных работников, непосредственно осуществляющих медицинскую деятельность. В связи с чем, заключение специалистов не подлежало применению, поскольку необходимо проведение повторной проверки условий труда истцов.

Между тем, президиум считает, что с выводами судебной коллегии согласиться нельзя, поскольку они основаны на неправильном применении норм материального права.

Согласно части 3 статьи 350 Трудового кодекса Российской Федерации отдельным категориям медицинских работников может быть предоставлен ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск. Продолжительность дополнительного отпуска устанавливается Правительством Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 116 Трудового кодекса Российской Федерации ежегодные дополнительные оплачиваемые отпуска предоставляются работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, работникам, имеющим особый характер работы, работникам с ненормированным рабочим днем, работникам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в других случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

В силу статьи 118 Трудового кодекса Российской Федерации, отдельным категориям работников, труд которых связан с особенностями выполнения работы, предоставляется ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск.

Перечень категорий работников, которым устанавливается ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск за особый характер работы, а также минимальная продолжительность этого отпуска и условия его предоставления определяются Правительством Российской Федерации.

Статья 117 Трудового кодекса Российской Федерации в первоначальной редакции, гарантировавшая право работников, занятых на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, на ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск, предусматривала, что перечни производств, работ, профессий и должностей, работа в которых дает право на дополнительный оплачиваемый отпуск за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, а также минимальная продолжительность этого отпуска и условия его предоставления утверждаются Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.

Статья 117 Трудового кодекса Российской Федерации в этой редакции, действовавшей с 6 октября 2006 года до 1 января 2014 года, предусматривала, что ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск предоставляется работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда: на подземных горных работах и открытых горных работах в разрезах и карьерах, в зонах радиоактивного заражения, на других работах, связанных с неблагоприятным воздействием на здоровье человека вредных физических, химических, биологических и иных факторов. Минимальная продолжительность ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, и условия его предоставления устанавливаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.

По смыслу приведенной редакции статьи 117 Трудового кодекса Российской Федерации и постановления Правительства Российской Федерации от 20 ноября 2008 года № 870, основанием для предоставления ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, признаются конкретные условия труда, определяемые по результатам аттестации рабочих мест, а не включение профессии, должности в какой-либо список или перечень производств, работ, профессий и должностей, работа в которых дает право на соответствующие компенсации (эта правовая позиция содержится также в решении Верховного Суда Российской Федерации от 14 января 2013 года № АКПИ12-1570).

Согласно ст. 212 Трудового кодекса Российской Федерации обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя. Работодатель обязан обеспечить проведение аттестации рабочих мест по условиям труда с последующей сертификацией организации работ по охране труда.

В силу подпункта 2 пункта 1 статьи 4 Федерального закона от 28 декабря 2013 года № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда» работодатель вправе: проводить внеплановую специальную оценку условий труда в порядке, установленном настоящим Федеральным законом.

Порядок проведения аттестации рабочих мест по условиям труда, утвержденный Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 26 апреля 2011 года № 342н, действовавший до 7 июня 2014 года, устанавливал требования к проведению аттестации рабочих мест по условиям труда, оформлению и использованию результатов аттестации, предусматривая комплексную оценку условий труда на рабочем месте с учетом класса (подкласса) условий труда, установленного по результатам оценки соответствия условий труда гигиеническим нормативам.

Гигиенические критерии оценки факторов рабочей среды, тяжести и напряженности трудового процесса и гигиеническая классификация условий труда по показателям вредности и опасности определяло «Руководство по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Критерии и классификация условий труда» (далее - Руководство), утвержденное Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека 29 июля 2005 года и применяемое согласно его пункту 1.2 с целью аттестации рабочих мест по условиям труда.

Руководство, исходя из степени отклонения фактических уровней физических, химических, биологических и иных факторов рабочей среды и трудового процесса от гигиенических нормативов, подразделяло условия труда по степени вредности и опасности на 4 класса: оптимальные, допустимые, вредные и опасные. Вредные условия труда по степени превышения гигиенических нормативов и выраженности изменений в организме работников разделяют на 4 степени вредности (классы 3.1 - 3.4).

Такое правовое регулирование, предполагающее предоставление ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска на основании оценки объективно существующих условий труда на каждом рабочем месте, а не в зависимости от сугубо формального критерия - включения или невключения наименования соответствующей работы, профессии или должности в перечень производств, работ, профессий и должностей, работа в которых дает право на дополнительный оплачиваемый отпуск в связи с вредными и (или) опасными условиями труда, - также выступает гарантией обеспечения конституционных прав работников на безопасные условия труда, отдых и охрану здоровья и согласуется с целями трудового законодательства (статья 1 Трудового кодекса Российской Федерации).

С 1 января 2014 года вступил в действие Федеральный закон от 28 декабря 2013 года № 426 - ФЗ «О специальной оценке условий труда», устанавливающий правовые и организационные основы и порядок проведения специальной оценки условий труда, определяющий правовое положение, права, обязанности и ответственность участников специальной оценки условий труда.

В соответствии с пунктом 4 статьи 27 Федерального закона от 28 декабря 2013 года №426-ФЗ «О специальной оценке условий труда» (далее Закон №426-ФЗ) в случае, если до дня вступления в силу настоящего Федерального закона в отношении рабочих мест была проведена аттестация рабочих мест по условиям труда, специальная оценка условий труда в отношении таких рабочих мест может не проводиться в течение пяти лет со дня завершения данной аттестации, за исключением случаев возникновения обстоятельств, указанных в части 1 статьи 17 Закона №426-ФЗ.

При этом для целей, определенных статьей 7 настоящего Федерального закона, используются результаты данной аттестации, проведенной в соответствии с действовавшим до дня вступления в силу Закона №426-ФЗ порядком.

Работодатель вправе провести специальную оценку условий труда в порядке, установленном Законом №426-ФЗ, до истечения срока действия имеющихся результатов аттестации рабочих мест по условиям труда.

Согласно статье 14 Закона №426-ФЗ условия труда по степени вредности и (или) опасности подразделяются на четыре класса - оптимальные, допустимые, вредные и опасные условия труда. Оптимальными условиями труда (1 класс) являются условия труда, при которых воздействие на работника вредных и (или) опасных производственных факторов отсутствует или уровни воздействия которых не превышают уровни, установленные нормативами (гигиеническими нормативами) условий труда и принятые в качестве безопасных для человека, и создаются предпосылки для поддержания высокого уровня работоспособности работника. Допустимыми условиями труда (2 класс) являются условия труда, при которых на работника воздействуют вредные и (или) опасные производственные факторы, уровни воздействия которых не превышают уровни, установленные нормативами (гигиеническими нормативами) условий труда, а измененное функциональное состояние организма работника восстанавливается во время регламентированного отдыха или к началу следующего рабочего дня (смены). Вредными условиями труда (3 класс) являются условия труда, при которых уровни воздействия вредных и (или) опасных производственных факторов превышают уровни, установленные нормативами (гигиеническими нормативами) условий труда, в том числе: 1) подкласс 3.1 (вредные условия труда 1 степени) - условия труда, при которых на работника воздействуют вредные и (или) опасные производственные факторы, после воздействия которых измененное функциональное состояние организма работника восстанавливается, как правило, при более длительном, чем до начала следующего рабочего дня (смены), прекращении воздействия данных факторов, и увеличивается риск повреждения здоровья.

Специальной оценкой условий труда на рабочем месте истцов установлено, что условия труда относятся к вредным условиям труда с итоговым классом (подклассом) 3.1 - вредные условия труда 1 степени (л.д. 159- 160, 162).

(дата) всем истцам было вручено уведомление о внесении существенных изменений в условия трудового договора, касающихся отмены ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска, предоставляемо за вредные условия труда. Основанием для принятия данного решения послужили результаты проведенной специальной оценки условий труда.

Таким образом, с учетом изменения правового регулирования предоставления дополнительного оплачиваемого отпуска в связи с вредными и (или) опасными условиями труда суд апелляционной инстанции при проверке законности и обоснованности решения суда первой инстанции не правильно определил значимые по делу обстоятельства, поскольку работодателем была проведена аттестация рабочего места истцов за период их работы в должности санитаров Учреждения и по результатам этой аттестации была установлена степень вредности и опасности 3.1, не дающая право на предоставление дополнительных отпусков.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, в соответствии со статьями 59, 60, 67, 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции, правильно применив нормы права, регулирующие возникшие правоотношения, определил обстоятельства, имеющие значение для дела, исходил из того, что согласно специальной оценке условий труда на рабочем месте истцов их условия труда относятся к вредным условиям труда с итоговым классом (подклассом) 3.1, в связи с чем со ссылкой на статью 117 Трудового кодекса Российской Федерации пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для предоставления истцам дополнительного оплачиваемого отпуска.

Вывод апелляционной инстанции о том, что в соответствии с приказом Министерства труда Российской Федерации от 20 января 2015 года № 24н отнесение условий труда к классу (подклассу) условий труда при воздействии биологического фактора (работы с патогенными микроорганизмами) осуществляется независимо от концентрации патогенных микроорганизмов и без проведения исследований (испытаний) и изменений в отношении рабочих мест медицинских работников и иных работников, осуществляющих медицинскую деятельность, тем более, что согласно приложению (номер) рабочие места истцов имеют класс условий труда 3.1 (вредные условия труда 1 степени) основан на неправильном применении норм права, поскольку проведение специальной оценки условий труда было проведено ранее начала действия данного нормативного документа.

Кроме того, отменяя решение суда и взыскивая в пользу А. компенсацию морального вреда, апелляционная инстанция, в нарушение части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вышла за пределы заявленных ею исковых требований, поскольку требований о взыскании компенсации морального вреда А. не заявлялось (т.2 л.д.57-58).

С учетом изложенного обжалуемое судебное постановление нельзя признать законным, поскольку оно принято с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Учреждения, что согласно статьи 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены апелляционного определения с оставлением в силе решения суда первой инстанции, которым спор разрешен правильно.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, президиум суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры

                                               постановил:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 31 мая 2016 года отменить, решение Няганского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 25 февраля 2016 оставить в силе.

Председательствующий                                                                   В.К. Бабинов


Распечатать:     Сохранить:                            


Источник документа
Источник карточки дела