Решение по делу 5-7/2018


Распечатать:     Сохранить:                            

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

по делу об административном правонарушении № 5-7/2018

г. Отрадное Кировский район                                               8 февраля 2018 года

Ленинградская область

Мировой судья судебного участка №46 Ленинградской области                 Матвейчук А.В., с участием защитников лица, привлекаемого к административной ответственности, рассмотрев дело об административном правонарушении в отношении,

   <ФИО1> - <ДАТА2> рождения, уроженца дер. 2 Околоток <АДРЕС> района <АДРЕС> области, гражданина Российской Федерации, русским языком владеющего, зарегистрированного и проживающего по адресу: Ленинградская область, <АДРЕС> район, г. <АДРЕС>, 12-я Линия, д.40/78,  пенсионера,

привлекаемого к административной ответственности по части 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

У С Т А Н О В И Л:

<ДАТА3> в 21 час 50 минут у дома <НОМЕР> на 12-й Линии в городе <АДРЕС> района <АДРЕС> области водитель <ФИО1> управлял автомобилем марки «ВАЗ 211540», государственный регистрационный знак <НОМЕР>, в состоянии опьянения, чем нарушил требования пункта 2.7 ПДД Российской Федерации, тем самым совершив административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В судебном заседании защитник <ФИО1> - адвокат Оганесян А.С. просил прекратить производство по делу, ссылаясь на отсутствие состава административного правонарушения. Полагал, что основания для освидетельствования его доверителя на состояние алкогольного опьянения отсутствовали, поскольку он не являлся водителем транспортного средства. Кроме того, <ФИО1> не согласился с результатами освидетельствования, однако сотрудники ГИБДД не предложили ему пройти процедуру медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Обращал внимание на то обстоятельство, что протокол об административном правонарушении не является доказательством по делу об административном правонарушении, а также просил критически оценить показания допрошенного свидетеля - инспектора ГИБДД <ФИО3>, поскольку, по его мнению, последний заинтересован в исходе рассмотрения дела.

Защитник <ФИО1> - адвокат Марусев Ф.Ю. также просил прекратить производство по делу ввиду того, что представленная суду видеозапись является недопустимым доказательством, поскольку в протоколе об административном правонарушении отсутствуют данные о техническом средстве с использование которого она производилась, при этом сама видеозапись носит фрагментированный характер, не содержит информации о времени и месте съемки, на ней не зафиксирован процесс составления всех протоколов по делу и момент их подписания <ФИО1>

<ФИО1> в судебном заседание не явился, о слушании дела извещен надлежащим образом, отводов и ходатайств не заявил, сведений об уважительности причин неявки не представил. Ранее в судебном заседании 28 декабря 2017 года <ФИО1> пояснил, что транспортным средством не управлял, помогал товарищу, проживающему по соседству, в ремонте автомобиля у которого разрядился аккумулятор. Учитывая изложенное, принимая во внимание положения ч. 2 ст. 25.1 и ст. 29.6 КоАП Российской Федерации суд полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие лица, привлекаемого к административной ответственности.

  Свидетели <ФИО4> и <ФИО5> в судебное заседание также не явились, однако суд считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие, в связи с достаточностью имеющихся в материалах дела доказательств для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания по настоящему делу. Кроме того, адвокат Оганесян А.С. пояснил, что извещения о времени и месте судебного заседания переданы свидетелям своевременно, однако явиться они не смогли, при этом доказательства уважительности причин их неявки отсутствуют. 

Выслушав объяснения участников процесса, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

В соответствии с частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния, влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Согласно примечанию к данной норме употребление веществ, вызывающих алкогольное или наркотическое опьянение либо психотропных или иных вызывающих опьянение веществ запрещается. Административная ответственность, предусмотренная статьей 12.8 и частью 3 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, наступает в случае установленного факта употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, или в случае наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека.

В силу абзаца 1 пункта 2.7 Правил дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. №1090, водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Как усматривается из материалов дела, в 21 час 50 минут у дома <НОМЕР> на 12-й Линии в городе <АДРЕС> района <АДРЕС> области водитель <ФИО1>, в нарушение требований пункта 2.7 Правил дорожного движения, управлял транспортным средством марки «ВАЗ 211540», государственный регистрационный знак <НОМЕР>, находясь в состоянии опьянения.

Указанные обстоятельства подтверждаются собранными по делу доказательствами, а именно:

- протоколом 47 АА <НОМЕР> от <ДАТА3> об административном правонарушении, в котором в графе «Объяснения лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении» <ФИО1> собственноручно внесена запись «Согласен», удостоверенная его подписью (л.д. 3);

- квитанцией прибора алкотектора от 0<ДАТА3> (л.д. 4);

- актом 47 АО <НОМЕР> освидетельствования на состояние алкогольного опьянения от 2 декабря 2017 года (л.д. 5);

- протоколом 47 АД <НОМЕР> о задержании транспортного средства от 2 декабря 2017 года (л.д. 6);

- протоколом 47 АД <НОМЕР> от 2 декабря 2017 года об отстранении от управления транспортным средством (л.д. 7);

- видеозаписью, просмотренной судом с участием лица, привлекаемого к административной ответственности и его защитников.

Перечисленные доказательства судом проверены, оценены как относимые, допустимые, а в совокупности как достоверные и достаточные для разрешения настоящего административного дела, согласующиеся друг с другом и не содержащие противоречий.

Все меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении были применены к <ФИО1> в соответствии с требованиями статьи 27.12 КоАП Российской Федерации и положениями Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 года №475, с применением видеозаписи.

Одновременно необходимо отметить, что по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, доказательствами состояния опьянения водителя являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения (пункт 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 г. №18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

В силу части 1.1 статьи 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с частью 6 данной статьи.

Согласно части 6 статьи 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов осуществляются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 года №475 утверждены Правила освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов (далее - Правила).

В соответствии с пунктом 3 указанных Правил достаточными основаниями полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является наличие одного или нескольких следующих признаков: запах алкоголя изо рта; неустойчивость позы; нарушение речи; резкое изменение окраски кожных покровов лица; поведение, не соответствующее обстановке.

Как следует из материалов дела, основанием полагать, что водитель <ФИО1> находился в состоянии опьянения, послужило наличие выявленных у него инспектором ДПС ГИБДД признаков опьянения - запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, резкое изменение окраски кожных покровов лица и поведение, не соответствующее обстановке.

Согласно пункту 8 Правил факт употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха.

Из показаний квитанции алкотектора усматривается, что у <ФИО1>  установлено наличие абсолютного этилового спирта в концентрации 0,268 миллиграмм на литр выдыхаемого им воздуха.

Доводы адвоката Оганесяна А.С. о том, что <ФИО1> не согласился с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, в связи с чем он подлежал направлению на медицинское освидетельствование, опровергаются совокупностью доказательств, собранных по данному делу, в том числе и видеозаписью из содержания которой следует, что при проведении процедуры освидетельствования на состояние алкогольного опьянения водитель каких-либо замечаний и возражений не высказывал. На вопрос сотрудника ГИБДД о согласии с результатами ответил «ну не знаю», при этом требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения не заявил.

Кроме того, версия о том, что с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения <ФИО1> был не согласен, впервые выдвинута его защитником Оганесяном А.С. в ходе рассмотрения дела по существу 12 января 2018 года, тогда как ни при составлении протокола об административном правонарушении, и иных протоколов применения обеспечительных мер, ни при даче объяснений в судебном заседании 28 декабря 2017 года <ФИО1> на данное обстоятельство не ссылался, хотя такой возможности лишен не был. При составлении вышеуказанного акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения <ФИО1> выразил согласие с его результатами собственноручно внеся в соответствующую графу запись «Согласен» и  удостоверив ее своей подписью.

При таких обстоятельствах тот факт, что на вопрос инспектора ГИБДД <ФИО1> не был дан категорически утвердительный ответ, по мнению суда, не может свидетельствовать о его несогласии с результатами проведенной в отношении него процедуры.

 Доводы защитников Оганесена А.С. и Марусева Ф.Ю. о том, что <ФИО1> транспортным средством не управлял, в связи с чем предъявленное к нему требование сотрудника ГИБДД о прохождении освидетельствования на состояние алкогольного опьянения является незаконным, подлежат отклонению.

Из показаний свидетеля - инспектора ДПС ОГИБДД ОМВД России по <АДРЕС> району <АДРЕС> области <ФИО3>, следует, что 2 декабря 2017 года он с инспектором Савельевым осуществлял патрулирование на 12-й Линии в городе <АДРЕС> района <АДРЕС> области, в ходе которого в их поле зрения попал автомобиль «ВАЗ» синего цвета, двигающийся с включенным дальним светом фар. Он принял решение остановить автомобиль, за рулем которого, как впоследствии выяснилось, находился <ФИО1> Водителю было предложено пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, с результатами которого тот согласился.

Указанный свидетель предупреждался об административной ответственности по ст. 17.9 КоАП Российской Федерации за дачу заведомо ложных показаний, в связи с чем оснований для признания недостоверными сведений, сообщенных им, не имеется.

Ссылка адвоката Оганесяна А.С. на то обстоятельство, что инспектор ГИБДД не мог быть привлечен к участию в деле в качестве свидетеля несостоятельна, поскольку статья 25.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях регламентирует, что в качестве свидетеля по делу об административном правонарушении может быть вызвано лицо, которому могут быть известны обстоятельства дела, подлежащие установлению. Каких-либо ограничений круга указанных лиц, связанных с их должностными обязанностями, данная статья не содержит.

Тот факт, что инспектор ГИБДД является должностным лицом, наделенным государственно-властными полномочиями, не может служить поводом к тому, чтобы не доверять его устным показаниям, которые судья оценивает по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела и совокупности представленных доказательств, ни одно из которых не имеет заранее установленной силы. Оснований для оговора <ФИО1> инспектором ГИБДД, который находился при исполнении своих служебных обязанностей, выявил административное правонарушение и составил необходимые процессуальные документы, не установлено. Признаков заинтересованности со стороны инспектора ГИБДД не усматривается.

Кроме того, во всех процессуальных документах, в том числе в протоколах о применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении и протоколе об административном правонарушении, <ФИО1> указан именно как водитель транспортного средства. С содержанием данных процессуальных документов он был ознакомлен, каких-либо замечаний и возражений относительного указанного обстоятельства не высказал, хотя такой возможности лишен не был.

Оснований сомневаться в том, что <ФИО1> подписывал процессуальные документы и давал при этом объяснения, без оказания на него давления со стороны инспекторов ГИБДД, у суда не имеется.

Более того, из имеющейся в материалах дела видеозаписи следует, что при применении обеспечительных мер  <ФИО1> не отрицал  того, что являлся водителем   транспортного средства марки «ВАЗ 211540», государственный регистрационный знак <НОМЕР>, а также того, что днем 2 декабря 2017 года он употреблял алкоголь.

При таких обстоятельствах, тот факт, что <ФИО1> управлял транспортным средством, а следовательно является субъектом административного правонарушения, подтверждается совокупностью исследованных в ходе рассмотрения дела доказательств, а утверждение о том, что он не может быть признан водителем в понимании Правил дорожного движения, несостоятельно.

Отсутствие записи видеорегистратора патрульного автомобиля, зафиксировавшей момент остановки автомобиля, находящегося под управление <ФИО1> вышеуказанных выводов не опровергает, поскольку в материалах дела имеется достаточно объективных доказательств, подтверждающих виновность последнего в совершении вмененного ему правонарушения.

Доводы защитника <ФИО1> - адвоката Марусева Ф.Ю. о том, что представленная суду видеозапись является недопустимым доказательством, поскольку в протоколе об административном правонарушении отсутствуют данные о техническом средстве с использование которого она производилась, при этом сама видеозапись носит фрагментированный характер, не содержит информации о времени и месте съемки, на ней не зафиксирован процесс составления всех протоколов по делу и момент их подписания <ФИО1>, подлежат отклонению.

Из протокола 47 АА <НОМЕР> об административном правонарушении от 2 декабря 2017 года усматривается, что в числе доказательств, подтверждающих законность и обоснованность составления названного протокола, сотрудниками полиции была указана видеозапись, произведенная во исполнение требований, предусмотренных главой 27 КоАП Российской Федерации.

В соответствии со ст. 26.2 КоАП Российской Федерации доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

Таким образом, в силу закона доказательствами являются любые фактические данные, на основании которых судом может быть установлено наличие или отсутствие события административного правонарушения, а также виновность либо невиновность лица, привлекаемого к административной ответственности.

Тот факт, что в протоколе об административном правонарушении отсутствует информация о наименовании и номере технического средства, с применением которого осуществлялась видеофиксация совершения процессуальных действий в отношении <ФИО1> а также о средствах, используемых при ее перезаписи на CD-диск, не свидетельствует о недопустимости данного доказательства, поскольку в соответствии со ст. 26.8 КоАП Российской Федерации под специальными техническими средствами понимаются измерительные приборы, утвержденные в установленном порядке в качестве средств измерения, имеющие соответствующие сертификаты и прошедшие метрологическую поверку.

Однако техническое средство (мобильный телефон), при помощи которого была произведена видеофиксация совершенного <ФИО1> административного правонарушения, не относится к специальным техническим средствам, о которых говорится в ст. 26.8 КоАП Российской Федерации, а потому к нему не применимы требования закона об обязательном указании на его использование в протоколе об административном правонарушении.

В связи с этим отсутствие в протоколе об административном правонарушении указания на номер и наименование технического средства, с помощью которого производилась видеофиксация совершения процессуальных действий в отношении <ФИО1> не может быть отнесено к существенным недостаткам протокола.

Ссылка адвоката Марусева Ф.Ю. о том, что представленная сотрудниками ГИБДД видеозапись является фрагментированной и не отражает всех обстоятельств дел, а также ссылки на то, что из содержания видеозаписи невозможно установить место, дату и время проведения процессуальных действий, безосновательны.

Из видеозаписи следует, что меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении применены именно к <ФИО1>

Время и место составления административного материала в ходе рассмотрения дела лицом, привлекаемым к административной ответственности, равно как и его защитниками, не оспаривалось и указано во всех процессуальных документах.

Оснований полагать, что меры обеспечения производства по делу применены к <ФИО1> в иное время и в ином месте, не имеется.

Следует также отметить, что материал видеофиксации административного правонарушения содержит сведения, относящиеся к событию вменяемого <ФИО1>  правонарушения,  полностью согласующиеся с показаниями сотрудника ИДПС ГИБДД - <ФИО3>, допрошенного в судебном заседании в качестве свидетеля, а также со сведениями изложенными в протоколах применения обеспечительных мер.

Исходя из изложенного, видеозапись, достоверность содержания которой <ФИО1> никоим образом не опровергнута, является относимым и допустимым доказательством, подлежавшим учету при формировании выводов по делу.

Одновременно необходимо отметить, что нормы КоАП Российской Федерации не содержат требования об обязательном оформлении протоколов и акта с применением видеозаписи, тогда как обязательной фиксации подлежит факт совершения таких процессуальных действий как: отстранение от управления транспортным средством, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Следовательно, отсутствие на видеозаписи момента оформления протоколов и акта не является процессуальным нарушением.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что действия <ФИО1> образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 КоАП Российской Федерации.

При назначении наказания суд учитывает характер и опасность правонарушения, связанного с использованием источника повышенной опасности, данные о личности виновного, который ранее привлекался к административной ответственности за совершение однородных административных правонарушений в области дорожного движения в течение срока, установленного в ст. 4.6 КоАП Российской Федерации (л.д. 11), что в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 4.3 КоАП Российской Федерации признает обстоятельством, отягчающим административную ответственность, отсутствие обстоятельств смягчающих административную ответственность,  в связи с чем приходит к выводу о необходимости назначения наказания <ФИО1> в виде административного штрафа с лишением права управления транспортным средством.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 29.9, 29.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, суд

П О С Т А Н О В И Л:

признать <ФИО1> виновным в совершении правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и назначить ему наказание в виде административного штрафа в размере  30 000 (тридцать тысяч) рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 (один) год 08 (восемь) месяцев.

          Административный штраф подлежит перечислению на расчетный счет 401 018 102 000 000 100 22 УФК по <АДРЕС> области (УГИБДД ГУ МВД России по г. <АДРЕС> и <АДРЕС> области), ИНН <НОМЕР>, КПП <НОМЕР>, банк получателя: Отделение по <АДРЕС> области Северо-Западного Главного Управления Центрального банка Российской Федерации (отделение Ленинградское), КБК 188 1 16 30020 01 6000 140, БИК <НОМЕР>, ОКТМО 41625101,  УИН 188 104 471 705 6000 6412.

        Административный штраф должен быть уплачен лицом, привлеченным к административной ответственности, не позднее шестидесяти дней со дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу.

При неуплате административного штрафа в срок, на основании ст. 32.2 КоАП Российской Федерации, материал будет направлен судебному приставу-исполнителю для взыскания сумм штрафа в порядке, предусмотренном федеральным законом.

В течение трех рабочих дней со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами <ФИО1> должен сдать водительское удостоверение в ОГИБДД ОМВД России по <АДРЕС> району <АДРЕС> области (Ленинградская область, г. <АДРЕС>, ул. <АДРЕС>, д. 19), а в случае утраты указанных документов заявить об этом в указанный орган в тот же срок.

В случае уклонения лица, лишенного специального права, от сдачи соответствующего удостоверения (специального разрешения)  или  иных документов, срок лишения специального права прерывается. Течение срока лишения специального права начинается со дня сдачи лицом либо изъятия у него соответствующего удостоверения (специального разрешения) или иных документов, а равно получения органом, исполняющим этот вид административного наказания, заявления лица об утрате указанных документов.

Постановление может быть обжаловано в апелляционном порядке в течение 10 суток со дня вручения или получения копии постановления в Кировский городской суд Ленинградской области.

         

          Мировой судья А.В. Матвейчук

Вид Административное
Этап Первая инстанция
Регион Ленинградская область
Суд Судебный участок № 46
Судья Матвейчук Антон Виталиевич
Юрист Оганесяна А. С.
Категория 12.8 ч.1 Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения,...
Результат
Дата 08.02.2018



Распечатать:     Сохранить:                            


Источник документа