Решение по делу 33-1969/2018


Распечатать:     Сохранить:                            

Судья Белова А.А.

ВОЛОГОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 апреля 2018 года № 33-1969/2018

город Вологда

Судебная коллегия по гражданским делам Вологодского областного суда в составе:

председательствующего Аганесовой О.Б.,

судей Дечкиной Е.И., Сотникова И.А.,

при секретаре Дойницыной М.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по частной жалобе судебного пристава-исполнителя Отдела судебных приставов по Вологодскому району Управления Федеральной службы судебных приставов по Вологодской области Курицына А.В. на определение Вологодского районного суда Вологодской области от 15 марта 2018 года, которым в удовлетворении заявления судебного пристава-исполнителя ОСП по Вологодскому району УФССП России по Вологодской области Курицына А.В. о прекращении исполнительного производства №..., возбужденного 29.12.2014 на основании исполнительного листа ВС №..., выданного на основании приговора мирового судьи Вологодской области по судебному участку №30 от 17 марта 2014 года о взыскании с ФИО в пользу Вологодского территориального отдела – Государственного лесничества Департамента лесного комплекса Вологодской области в счет возмещения материального ущерба денежных средств в размере 65 388 рублей, отказано.

Заслушав доклад судьи Вологодского областного суда Аганесовой О.Б., судебная коллегия

установила:

Судебный пристав-исполнитель ОСП по Вологодскому району УФССП по Вологодской области обратился в суд с заявлением о прекращении исполнительного производства, указав в обоснование своих требований, что должник ФИО, с которого в рамках уголовного дела взыскан материальный ущерб в пользу Департамента Лесного комплекса Вологодской области в размере 65 388 рублей, умер. Просил суд прекратить исполнительное производство №... от <ДАТА>.

В судебном заседании судебный пристав-исполнитель ОСП по Вологодскому району УФССП по Вологодской области Курицын А.В. заявленные требования поддержал в полном объеме, суду пояснил, что долг на сегодняшний момент составляет 23 261 рубль 95 копеек, наследников, принявших наследство, у ФИО по данным нотариуса, не имеется.

Представитель заинтересованного лица Департамента лесного комплекса Вологодской области по доверенности Леонычева Н.А. в судебном заседании возражала против прекращения производства по делу, так как приставом не установлено имело ли место фактическое принятие наследства наследниками, не запрошены сведения об имуществе должника на день его смерти.

Судом вынесено приведенное выше определение.

В частной жалобе судебный пристав-исполнитель ОСП по Вологодскому району Курицын А.В. ставит вопрос об отмене определения, ссылаясь на то, что в ходе исполнительных действий установлено, что у должника имущества нет, удержания производились из его единственного источника дохода – пенсии, по сведениям нотариуса, наследников, фактически принявших наследство, не имеется. Кроме того, в обязанности судебного пристава-исполнителя в рамках исполнительного производства не входит розыск и установление наследников должника, фактически принявших наследство.

На основании части 3 статьи 333 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает поданную частную жалобу на определение суда первой инстанции без извещения лиц, участвующих в деле.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность определения суда, обсудив доводы частной жалобы, оснований для удовлетворения жалобы не находит.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований суд первой инстанции правильно руководствовался положениями статей 1112, 1113 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 1 статьи 43 Федерального закона от 02.10.2007 №229-ФЗ «Об исполнительном производстве» и пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для прекращения исполнительного производства, так как заявителем не представлено достаточных доказательств, подтверждающих отсутствие у умершего должника ФИО наследников.

Доводы подателя частной жалобы о том, что наследников, обратившихся к нотариусу, у должника не имеется, а установление наследников, которые фактически приняли наследство после смерти ФИО., в компетенцию судебного пристава-исполнителя не входит, судебная коллегия отклоняет в виду следующего.

Согласно статье 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации признается, что наследник принял наследство не только в случае подачи нотариусу заявления о выдаче свидетельства о праве на наследство, но и в случае, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства.

По смыслу пункта 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2012 №9 «О судебной практике по делам о наследовании» получение свидетельства о праве на наследство является правом, а не обязанностью наследника.

Как разъяснено в пункте 36 указанного Постановления, под совершением наследником действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, следует понимать совершение предусмотренных пунктом 2 статьи 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации действий, а также иных действий по управлению, распоряжению и пользованию наследственным имуществом, поддержанию его в надлежащем состоянии, в которых проявляется отношение наследника к наследству как к собственному имуществу.

В силу пункта 4 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.

Исходя из указанных норм, само по себе отсутствие наследственного дела не свидетельствует о том, что у должника нет наследников, фактически принявших наследство, а также имущества, перешедшего в фактическое их обладание, тем более, что, в данном случае, судебным приставом-исполнителем не запрашивались сведения на предмет наличия у ФИО движимого и недвижимого имущества, а также банковских счетов и вкладов на момент его смерти, поскольку данное имущество могло быть реализовано сразу после открытия наследства наследниками должника.

При этом, исходя из положений части 1 статьи 64 Федерального закона от 02.10.2007 №229-ФЗ «Об исполнительном производстве», именно судебный пристав-исполнитель обязан установить наличие или отсутствие правопреемников должника, в том числе, фактически принявших наследство.

Поскольку из представленных материалов дела не следует, что судебным приставом-исполнителем приняты меры к проверке фактического принятия наследства, установлению круга наследников после смерти должника, а также наличия на день открытия наследства наследственного имущества, доказательств обратного им, вопреки положениям статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не представлено, в связи с чем исполнительное производство в настоящее время прекращено быть не может.

С учетом изложенного, определение суда соответствует требованиям действующего законодательства, оснований для удовлетворения доводов частной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьей 334 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

определение Вологодского районного суда Вологодской области от 15 марта 2018 года оставить без изменения, частную жалобу судебного пристава-исполнителя Отдела судебных приставов по Вологодскому району Управления Федеральной службы судебных приставов по Вологодской области Курицына А.В. – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи


Распечатать:     Сохранить:                            


Источник документа
Источник карточки дела