Экстремизм. Обзор судебной практики за последние годы.

Текст предоставлен Халиуллиной Лялей Ильфатовной, преподавателем Европейского института права (EJUSTO), Lili@lenta.ru, мнение редакции может не совпадать с мнением автора

Нарастающая угроза распространения экстремизма в Российской Федерации обусловлена не только ростом количества преступлений экстремистской направленности, но также и их качественным своеобразием.



Нами исследованы материалы судебной практики по рассмотрению 216 уголовных дел экстремистской направленности1 (в 2010 г. – 70 решений, 2011 г. – 105, 2012 – 40, 2013 – 1), сведения получены из открытых источников информации2. В рамках изученных приговоров преступления экстремистской направленности совершены в 56 субъектах Российской Федерации, что демонстрирует обширность их географии.

Установлено, что распространенными является проявления экстремизма в форме имплицитной реакции коренного населения (постоянно проживающего в определенной местности) на интенсивную миграцию, на появление конкурирующей рабочей силы, демпингующей на рынке труда за счет более низких ожиданий оплаты труда. Нами обнаружены факты совершения преступлений экстремистской направленности под влиянием конкуренции на рынке труда в Российской Федерации. Косвенное подтверждение данный тезис подтверждается концентрацией наибольшего количества преступлений против мигрантов в экономически развитых регионах России, характеризующихся спросом на рабочую силу и привлекательных с точки зрения миграции. «Конкурентное давление» со стороны мигрантов ощутимо также и в так называемой сфере «криминальной занятости».

Предполагаем, что традиционные преступные сообщества из представителей коренного населения заинтересованы в использовании ресурсов радикальных националистических организаций для давления на этнические преступные сообщества, формируемых преимущественно из среды мигрантов.

Вместе с тем, истоки агрессивного поведения в отношении социальной группы, условно именуемой в приговорах «мигранты» или «иммигранты», находятся далеко за пределами проблемы конкуренции на легальном рынке труда с представителями «коренного населения».

Преступления экстремистской направленности представляют собою реакцию коренного населения на наличие в нем «не ассоциированных членов». Согласно материалам судебной практики сегментация общества происходит по наиболее очевидным признакам – внешность и язык, отличные от общераспространенных, как правило «славянская» внешность и «русский язык». Полагаем, что причины негативного отношения со стороны коренного населения к мигрантам заключаются в том, что они не обладают минимальными знаниями русского языка, неосведомлены в области законодательства и элементарных правил поведения.

В результате увеличения количества преступлений экстремистской направленности в отношении мигрантов не происходит простого деления по принципу «”свой-чужой” т.е. на “коренное население” и на “мигрантов”», а усложнение видового разнообразия экстремистских проявлений и их дальнейшее воспроизводство в обществе.

Фактически произошел перенос конфликтного стереотипа по принципу «свой-чужой» в процесс социально-культурной коммуникации уже вовнутрь самого коренного населения России. Не являются редкими исключениями примеры совершения преступлений экстремистского характера в отношении коренного населения России – «народов Кавказа», «народов Средней Азии», «народа коми», «русских», «башкир», «бурят» и т.д. Изложенное, грозит расколом российского общества, основу которого составляет национальное и культурное многообразие, проживающих народов. Жители многих регионов и их воспринимают как «мигрантов» по целому ряду признаков: обособленное проживание, сплоченная диаспора, забота о традициях, сохранение собственной религии и языка, работа в строго определенных секторах экономики.

В обществе сформировался устойчивый стереотип о неразрывной взаимосвязи национальности с исповедуемой религией: русский – православный, татарин – мусульманин, еврей – иудей и т.д. Поэтому проявления ненависти и вражды, в большинстве случаев носят комплексный – национально-религиозный характер.

В ходе изучения материалов судебной практики обнаружены примеры «ответного экстремизма», который представляет собою реакцию на совершенные ранее в отношении подсудимого противоправные действия лицами иной национальности, вероисповедания и т.д. В данном случае преступления экстремистской направленности выступают своеобразной формой «мести», объектом которой становится неопределенно широкий круг лиц, объединенных по признаку (национальности, вероисповедания и т.д.), присущих «обидчику» подсудимого.

В процессе стигматизации в современном российском обществе «мигрантов» в качестве чужеродного отторгаемого элемента, который в результате еще сильнее замыкается внутрь себя. Наибольшую опасность для государства представляют именно такие формирующиеся гетто мигрантов, то есть замкнутые саморегулирующиеся социальные группы, слабо контактирующие с коренным населением и фактически не контролируемые государством, представляя собою весьма благоприятную почву для различных религиозных идей экстремистского характера. Яркой демонстрацией изложенного является обостряющаяся проблема религиозного экстремизма в среде «мигрантов».

Наиболее распространенными организациями экстремистского и террористического толка являются: Международная террористическая организация «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» («Партия исламского освобождения»), Турецкая религиозная секта «Нурджулар», «Таблиги Джамаат» и другие. Их деятельность характеризуется высоким уровнем конспирации, навыками нелегальной деятельности, фанатичной преданности членов (новый участник приносит клятву верности руководителю своей ячейки и самой организации), активной пропагандой своих идей и вовлечением новых участников, миссионерской деятельностью в других регионах с целью создания новых ячеек (филиалов) экстремистских организаций.

Фанатичность последователей подобных экстремистских организаций наглядно демонстрирует их активная экстремистская деятельность в посткриминальный период отбытия ими наказания в виде лишения свободы в исправительных колониях. В ходе расследования подобных фактов в местах лишения свободы изымается многочисленная религиозная литература экстремистского содержания, устанавливаются факты вовлечения новых членов, организации ячеек, проведения собраний и проповедей в условиях конспирации.

На наш взгляд, преодоление негативной деятельности экстремистских религиозных организаций по вовлечению новых участников, возможно, только при условии создании государственных религиозных образовательных учреждений с учебными программами, прошедшими экспертное исследование. Следует иметь в виду, что большая часть участников религиозных экстремистских организаций, приходит в них в целях удовлетворения духовных потребностей в в получении знаний по определенной религии, не подозревая об экстремистском характере их деятельности. В материалах уголовных дел содержатся сведения о том, что при вовлечении в деятельность экстремистских организаций их руководители первоначально скрывают наименование и цели организации, от имени которой они проповедуют экстремистские идеи, прикрывая свою деятельность в качестве изучения «настоящего» ислама. Первоначально происходит сбор максимального количества информации о новом участнике и многоэтапная проверка его высказываний. «Проповедники» должны убедиться в том, что новый участник усвоил и разделяет идеи экстремистской организации, только после этого его посвящают в цели деятельности организации и организуют обучение навыкам нелегальной деятельности.

Действия экстремистских организаций в первую очередь направлены на ту часть населения, которая в большей степени подвержена воздействию, находящаяся на стадии становления личности, формирования ценностных ориентиров, а именно молодежь. Констатируем многочисленные факты совершения преступлений экстремистской направленности несовершеннолетними. К сожалению причины совершения ими подобных преступлений в основном не приводятся в решениях судов, и возможно не получают должного внимания и в ходе разрешения материалов уголовных дел.

Негативное влияние оказывает способ преподнесения происходящих конфликтов между представителями различных национальностей средствами массовой информации. Нами установлены факты совершения преступлений экстремистской направленности под влиянием информации о вызвавших широкий общественный резонанс в других регионах России преступлениях экстремистской направленности, когда в новостях акцентируется внимание на национальности или вероисповедании потерпевшего или обвиняемого.

Многообразие современных средств коммуникации и способов получения информации, интенсивно развивающаяся сфера сетевого обмена информацией в Интернете, к сожалению, несет в себе и негативную нагрузку. Общедоступность информации размещаемой в сети Интернет и публикуемой на ресурсах сети Интернет, зарегистрированных в качестве электронных средств массовой информации, безусловно, расширяет аудиторию лиц, испытывающих негативное воздействие распространяемой в сети Интернет информации экстремистского содержания. На основе изученных материалов судебной практики, констатируем несопоставимость объемов информации экстремистского содержания, циркулирующей в сети Интернет с ресурсами правоохранительных органов, что не позволяет своевременно выявлять факты совершения преступлений экстремистской направленности, и приводит к освобождению от наказания в связи с истечением сроков давности.

Особенно активно осуществляется экстремистская деятельность, а именно пропаганда и навязывание идей ненависти и вражды в социальных сетях, ориентированных на русскоговорящее население. Интересным представляется выявленная особенность: в сети интернет приоритет отдается «наглядным» формам распространения информации экстремистского характера – видеофайлы и графические изображения, перед информацией в форме текста.

Полагаем, что для снижения количества преступлений экстремистской направленности следует сосредоточиться не на преследовании лиц их совершающих, а на разъяснение местному населению неправомерности их действий и недопущению «героизации» лиц, привлеченных к ответственности за преступления экстремистской направленности.

С сожалением констатируем акты вандализма и осквернения памятников борьбы с фашизмом и места захоронения павших в борьбе с фашизмом в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г., которые представляют собою яркое свидетельство утраты взаимосвязи с предыдущими поколениями и, следовательно, является признаком процесса утраты идентичности российского общества. В ходе совершения преступлений экстремистской направленности публично подсудимые предпринимают меры к сокрытию собственной личности в ходе совершения преступления, одевают вязанные маски или приобретают марлевые медицинские маски в аптеке. Кроме того, избирают вечернее или ночное время совершения преступлений экстремистской направленности для обеспечения результативности собственных действий и снижения количества очевидцев преступления.

Констатируем нарастание количества фактов совершения преступлений экстремистской направленности с использованием оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Совершение преступлений экстремистской направленности в состоянии алкогольного опьянения свойственно преступлениям насильственного характера. Состояние опьянения в данном случае раскрепощает, снижает уровень самоконтроля, служит способом повышения уверенности и готовности к совершению преступления и т.д.

Изложенные факты целенаправленных действий, направленных на сокрытие собственной личности при совершении преступления, свидетельствуют о наличие криминального опыта совершения преступлений экстремистской направленности, лиц привлекаемых к ответственности и как следствии наличии большого количества латентных преступлений экстремистского характера, а также обмену опытом между участниками радикальных и экстремистских организаций.

Насущным является проблема должного контроля за боевым оружием, в том числе оружием массового поражения, завладев которым небольшая ячейка экстремистской организации будет представлять повышенную общественную опасность. В этой связи особую настороженность вызывают факты совершения преступлений экстремистской направленности военнослужащими, которые могут иметь доступ к боевому оружию и технике, а также обладают навыками его применения.

Результаты изучения материалов судебной практики разрешения уголовных экстремистской направленности позволили выявить различные причины нарастающего воспроизводства экстремизма в обществе и стремительному росту его видового разнообразия:

1.Отсутствие сбалансированной идеологической политики в России (например, в форме воспитания патриотизма) приводит к интенсивному замещению функции государства в данной сфере деятельностью различных экстремистских организаций.

2.Противодействие экстремистской преступности оказывается эффективным, если должное внимание уделяется «информационному воздействию», которое реализовывает в том или ином виде стратегию опоры на общественное мнение населения. Как показывают материалы уголовных дел, экстремистские организации существуют и эффективно функционируют даже при поддержке со стороны незначительной части местного населения.

3.Распространенным является совершение преступлений экстремистской направленности в отношении социальной группы, условно именуемой в приговорах «мигранты» или «иммигранты», при этом акцент делается не национальность или вероисповедание, а именно на «чужеродность» лица.

4.В целях преодоления тенденции роста количества преступлений экстремистской направленности в отношении представителей социальной группы «мигранты» необходимо: - с одной стороны сформировать единую политику государства по «социализации мигрантов», созданию домов культуры по национальному признаку, установлению обязательности сдачи экзамена на предмет знания русского языка, минимально необходимых знаний Конституции России, законов и правил поведения в обществе; - с другой стороны, разъяснять коренному населению востребованность в мигрантах, формировать культуру уважения и толерантности по отношения к другим культурам, религиям и расам. Объективным основанием является то, что Российская Федерация исторически характеризуется разнообразием проживающих в ней национальностей и культур народов.

5. В настоящее время произошел перенос конфликтного стереотипа по принципу «свой-чужой» в процесс социально-культурной коммуникации уже вовнутрь самого коренного населения России: распространены факты совершения преступлений экстремистского характера в отношении национальностей и вероисповеданий исконно проживавших на территории России. 6. Достаточно отчетливо выявлена проблема «ответного экстремизма», представляющего собою негативный предшествующий опыт общения с представителями определенной национальности, расы, религии и т.д. В последующем подсудимый совершает преступления экстремистской направленности в качестве мести, при этом избирая в качестве объектов посягательства неопределенный круг лиц, обладающий признаками его «обидчиков» (по национальности, расе, религии и т.д.).

7. Эффективности деятельности экстремистских организаций религиозного толка способствует стигматизация коренным населением мигрантов в качестве «чужеродного», отторгаемого элемента. В результате формирующиеся гетто мигрантов, то есть замкнутые саморегулирующиеся социальные группы, слабо контактирующие с коренным населением и фактически не контролируемые государством, представляя собою весьма благоприятную почву для различных религиозных идей экстремистского характера.

8. Нами выявлено отсутствие механизмов взаимодействия государственных органов с различными религиозными организациями и объединениями. Полагаем, что дальнейшее развитие института участкового уполномоченного полиции, закрепленного не по территориальному принципу, а за конкретными национально-религиозными обществами и организациями могло бы принести положительные результаты.

9. Объемы информации экстремистского содержания, циркулирующие в сети Интернет, не сопоставимые с ресурсами правоохранительных органов России, не позволяют своевременно выявлять факты совершения преступлений экстремистской направленности, что приводит к освобождению от наказания в связи с истечением сроков давности.

10. Наибольшая активность выявлена нами по факту размещения информации экстремистского содержания в социальных сетях, ориентированных на русскоговорящее население Приоритетными формами представления информации экстремистского содержания в сети Интернет являются «наглядные» формы: видеозаписи, графические изображения, аудиозаписи.

11. Полагаем, что законодателем не разграничены ситуации многократного размещения экстремистской информации в сети Интернет, образующей целенаправленные действия по пропаганде идей ненависти и вражды или неполноценности по каким либо основаниям, и однократного размещения, например, собственного суждения в форме текстовой информации экстремистского содержания. Полагаем, что во втором случае, следует установить административную ответственность при условии, что данная текстовая информация не внесена ранее в Федеральный список экстремистских материалов, так как подобные деяния на наш взгляд не обладают признаком общественной опасности. Изложенное, требует внесения изменений в ряд статей особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.